Стадия завершения

Третья — последняя — стадия сеанса подводит его к завершению, структурно и психотерапевтически.

Терапевтические аспекты завершающей стадии. С точки зрения лечения перед этой стадией стоит несколько задач: выйти из роли, войти в состояние эмоциональной стабильности, комфорта, оптимизма, позволяющее понимать себя, строить планы на будущее.

1. Выход из роли, которую протагонист играл во время действия, называется деролингом. Этому процессу в последнее время уделялось особое внимание. Переход от конца стадии действия к началу завершающей стадии не всегда проходит гладко. Особенно это касается тех случаев, когда протагонист глубоко вовлечен в ролевую игру и действие требует сильных эмоциональных проявлений. В завершающей стадии наблюдаются остаточные явления таких эмоциональных всплесков. Выход из роли обычно проходит в форме короткой дискуссии, процесса выражения чувств и обмена ими, получения обратной связи со стороны протагониста и последующих процедур (типа телефонного разговора), которые могут выходить за рамки сеанса.

Необходимость специальных усилий по выведению протагониста из роли всегда признавалась, если речь шла о психически неуравновешенных пациентах, то есть если протагонисту было трудно провести границу между реальностью и вымыслом. В случае "спокойных" невротиков предполагалось, что процесс выхода из роли происходит автоматически. Опыт показывает, что последнее предположение неверно.

2. Эмоциональная стабильность. Восстановление эмоциональной стабильности может рассматриваться как часть процесса выхода из роли. Во время первой и особенно второй части сеанса протагониста побуждают раскрыться навстречу причиняющим боль конфликтам. Неизбежно это усиливает уязвимость протагониста. Чтобы компенсировать это, правила стадии действия предусматривают достаточную защиту в форме реального контроля над действиями со стороны протагониста. Благодаря этому эмоциональная уязвимость принимает терпимые размеры и перестает быть такой опасной.

На стадии завершения, однако, правила меняются и контроль резко снижается. Теперь, когда протагонист опять уязвим, опять не чувствует себя в безопасности, его следует защищать иначе. В идеальном случае протагонист уходит с сеанса в лучшем эмоциональном состоянии, чем пришел на сеанс. В случае, когда этого достичь нельзя, терапевт обязан хотя бы убедиться, что эмоциональное состояние протагониста не ухудшилось за время сеанса.

3. Комфортное состояние. Это субъективное ощущение, оно зависит от способности каждого 'погасить свою тревогу, снизить стресс, терпимо отнестись к недоразумениям. Этому ощущению способствует понимание того, что кто-то старается разделить с тобой твои сложности. Во время первых двух стадий протагонист борется со своими трудностями и это причиняет ему муку. Когда он погружается в описание, он не может адекватно оценить серьезность проблем. К концу сеанса эта способность восстанавливается и все персональные сложности должны быть оценены в их верной перспективе. Часто просто способность объективно оценить свою ситуацию сама по себе усиливает ощущение комфортности. А в крайнем случае терапевт должен помочь протагонисту понять, что его трудности не так уж необычны, что многие люди сталкиваются с подобными и еще более сложными проблемами.

4. Оптимизм. Закончить сеанс на ноте, вселяющей надежду — еще одна цель терапевта на завершающей стадии. Чувство оптимизма может быть достигнуто, если помочь протагонисту увидеть, что он теперь сумеет лучше справиться со своими проблемами или что все идет к тому, что он сумеет это сделать. Конечно, надо приложить большие усилия, чтобы вызвать у протагониста такой оптимизм. Во время дискуссии на завершающей стадии надо подчеркнуть положительные аспекты описания ситуаций, сильные стороны в протагонисте, его реальные (или потенциальные) умения.

Чувство надежды терапевт может возбудить в своем пациенте несколькими разными способами. Можно его воодушевлять, в ситуации групповой терапии можно попросить двух членов группы присоединиться к терапевту в этом воодушевлении протагониста, а можно сконструировать короткий эпизод ролевых игр для передачи этого чувства уверенности посредством действия.

5. Способность понимать себя. Увеличение в пациенте способности понимать себя, свое поведение, свое воздействие на окружающих — эту задачу терапевта признает подавляющее большинство терапевтических направлений. Обычно это проделывается в ходе интерпретации, даваемой терапевтом. Почему же процесс интерпретирования поведения протагониста выдвигается на последнюю стадию сеанса? Разве не естественнее было бы заняться этим на стадии действия, где это послужило бы составной частью действий протагониста?

В клинических ролевых играх различаются две формы интерпретации — интерпретация действием и словесная. Обычно первая предлагается на стадии действия, вторая, более традиционная, — на заключительной стадии. Бывают исключения.

Понятие интерпретации действием требует некоторого объяснения. В отличие от словесной интерпретации, являющейся компонентом традиционных подходов в психотерапии, интерпретация действием используется лишь в клинических ролевых играх и психодраме. Использование интерпретации действием согласуется с фундаментальной предпосылкой терапии, основанной на моделировании поведения и утверждающей, что терапия осуществляется посредством языка действий. Таким образом, если терапевт желает ввести момент интерпретации, он должен прибегнуть к методу ролевых игр. Это можно осуществлять двумя способами: 1) добавить к уже существующей сцене в ролевой игре новый эпизод; 2) построить новую сцену, критическую ситуацию, в которой будет отражен нужный момент. Постороннему наблюдателю интерпретация действием может показаться косвенным способом дать протагонисту возможность понять значение его поведения. Тем не менее, как показывает опыт, это важная форма интерпретации. Более того, элегантность этого метода интерпретации позволяет уменьшить сопротивление протагониста принятию точки зрения терапевта.

Неудивительно поэтому, что в клинических ролевых играх и психодраме рекомендуется в первую очередь применять именно интерпретацию действием.

Приведем пример, иллюстрирующий применение интерпретации действием. Этот этюд взят из сеанса групповой терапии. Протагонист — мужчина по имени Бил, белый, ему еще нет 50 лет. Он постоянно называет себя чрезвычайно либеральным человеком и считает, что его поведение и жизненная философия очень подходят его представлению о себе. В начале стадии действия стало ясно, что он разводится со своей женой. У него есть подруга — негритянка, он ее любит и собирается на ней жениться, как только добьется развода. Когда были сыграны первые две сцены, его утверждение о том, что он — чрезвычайно либеральный человек, стало вызывать сомнение. Кроме того, он сопротивлялся попыткам терапевта поближе изучить его либеральные убеждения. Главное выяснилось в результате следующего диалога:

Ведущий. Ваша жена знает, что Вы встречаетесь с другой женщиной?

Бил. Я не уверен. Думаю, что нет.

Ведущий. Почему Вы не уверены?

Бил. Ну, я не говорил ей. Видите ли, наше решение развестись сложилось вовсе не из-за того, что я люблю другую женщину. Мы давно поняли, что нам незачем оставаться вместе, это было еще до того, как я встретил свою подругу.

Ведущий. Как зовут Вашу подругу?

Б и л. Я бы не хотел этого говорить.

Ведущий. Как ее фамилия?

Б и л. Я ведь уже сказал, что не хочу этого говорить.

Ведущий. Не могли бы Вы дать ей вымышленное имя? Нам легче говорить о ком-то, если мы знаем, как ее или его... если знаем имя.

Бил. Давайте называть ее Джейн.

Ведущий. Это случайно не настоящее ее имя?

Бил (улыбается). Нет, я выдумал его.

Терапевт хотел дать понять протагонисту, что его запирательство свидетельствует о ненужном самоконтроле. Но он уже знал, что если он напрямую скажет об этом, протагонист станет это отрицать. Поэтому терапевт прибег к интерпретации действием. Он решил сконструировать гипотетическую сцену, сцену из возможного будущего.

Ведущий. Бил, где Вы, пять лет спустя?

Б и л. Я все еще в своем доме, в счастливом браке с Джейн.

Ведущий. А Ваша бывшая жена, где она?

Бил. Она живет в этом же городе.

Ведущий. Я хочу разыграть ситуацию: Вы и Джейн приходите за покупками в супермаркет и вдруг встречаете Вашу бывшую жену. Пожалуйста, выберите из группы одного человека на роль Джейн и другого — на роль Вашей бывшей жены.

Бил и Джейн начинают прохаживаться по супермаркету и вдруг появляется бывшая жена.

Экс-жена. Бил? Как поживаешь? Ты хорошо выглядишь.

Бил (ему явно неудобно). Отлично, отлично. А ты как?

Экс-жена. Хорошо. (Долгая пауза, затем смотрит на Джейн. Молчание).

Бил. О, это Джейн.

Экс-жена. Здравствуйте, Джейн.

Бил. Джейн... моя жена (внезапно Бил садится и начинает плакать).

Ведущий. О чем Вы плачете, Бил?

Бил. Видите ли, когда я представил Джейн, я почувствовал неловкость, но что еще хуже — я на мгновение захотел, чтобы она была белой (продолжает плакать). Я не стыжусь. Я люблю Джейн. Но как либеральный человек, я не должен был этого чувствовать (поворачивается к Джейн.) Я очень люблю тебя.

Джейн. Я знаю. И я люблю тебя тоже. И я знаю, что это не из-за меня тебе неловко. А из-за чего тогда?

Б и л. Я думаю, что мне паршиво из-за системы ценностей, в которой я вырос.

Джейн. Системы ценностей?

Бил. Да, из-за моих родителей, которые преподали мне эту систему.

Ведущий. Вы говорите "родителей". Вы имеете в виду обоих?

Б и л. В действительности я имел в виду мою мать.

Разрабатывать методы и сцены, которые послужат средствами интерпретации действием, очень сложно. В разобранном примере этот прием сработал и .удалось раскрыть сложность ситуации. Поэтому отпала необходимость интерпретировать ситуацию в последующей стадии завершения. Но иногда терапевты даже не пытаются ввести интерпретации действием, а если и пытаются, не получают должного результата либо из-за неверного метода, либо из-за неумения (или отказа) протагониста включиться в игру. Тогда приходится прибегнуть к словесной интерпретации. Обычно это следует делать на завершающей стадии.

6. Планы на будущее. На многих сеансах от протагониста требуют применения новых знаний о внешнем мире, особенно когда отрабатываются альтернативные способы взаимодействия. Планы, стратегия применения знаний могут обсуждаться на стадии завершения. Они могут включать "домашние задания" и обсуждения будущих сеансов клинических ролевых игр и их тем.

Завершающая стадия обычно заканчивает сеанс, но вовсе не обязательно тему или проблему, рассматривающуюся в стадии действия. Завершающая стадия может служить промежуточным завершением, концом одной части общего процесса лечения. Иногда одну проблему надо рассматривать в различных аспектах на нескольких сеансах. В то же время бывают случаи, когда на одном сеансе затрагиваются только определенные аспекты проблемы, а для полного изучения проблемы требуется несколько сеансов.

Стадия завершения занимает обычно 20% времени всего сеанса, и, вероятно, непрактично требовать выполнения всех шести задач этой стадии. Очевидно, терапевт должен выявить приоритетные темы данного сеанса и в зависимости от этого сформулировать терапевтические задачи. Решение о том, какая из задач выносится на завершающую стадию в конкретном сеансе, принимается в зависимости от характера предъявленной проблемы, поведения протагониста во время стадии действия и фазы лечения. Несколько целей могут достигаться одновременно. Процесс выхода из роли стоит особняком. А процессы выражения чувств, достижения эмоциональной стабильности, ощущения комфорта и оптимизма идут параллельно. Процесс анализа обычно включает темы усиления способности понять себя и планов на будущее.