Сообщение об ошибке

  • User warning: The following module is missing from the file system: file_entity. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).
  • User warning: The following module is missing from the file system: metatag. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).

Прототип IV: комбинация прямого / сравнительного способов

Этот прототип представлен на парадигме на рис. 7.1 в виде левого нижнего квадранта, отмеченного значками IVn, IVr, и воспроизведен на рис. 8.4.

Рис. 8.4. Прототип IV

Основные принципы. В основе этого прототипа лежат два основных принципа. Во-первых, терапевтические цели, на которые направлено лечение, и цели разыгрывания ситуаций напрямую объявляются протагонисту перед самым началом эпизодов ролевых игр. Во-вторых, при планировании сеанса основное внимание уделяется конкретизации самих тем, то есть переводу слов, фраз, черт, которые описывают тему, в имитируемую, осязаемую форму.

Протагонисты, задействованные в этих техниках, всегда изображают себя самих.
Изображение контекста — имитируемое окружение, где могут произойти события — принимает здесь особую форму. В рассматриваемом прототипе контекстуальное окружение — это сами темы, облаченные в конкретные формы.

Многие из техник, относящихся к этому прототипу, могут быть использованы в индивидуальной терапии. Настоящих вспомогательных лиц можно заменить такими предметами, как стулья, коробки или подушки.

Ниже приводятся примеры ситуационных техник, наиболее типичных для этого прототипа.

"Снаружи — внутрь" (индивидуальная). Техника "снаружи — внутрь" (Киппер, 1977) — это вариация техники "матрешка", описанной в предыдущем разделе (прототип III). Смысл ее таков. Терапевт-ведущий ставит в ряд 6-7 стульев, спинкой к сиденью. Цель упражнения — облегчить самопредставление. Стулья изображают различные "пласты личности". Стул с левого края обозначает внешний пласт, видимый миру и всем известный. Стул с правого края обозначает самый глубинный пласт, сердцевину личности. Остальные стулья — это промежуточные слои. Ведущий может сказать:

"Я хочу, чтобы каждый из вас по очереди выходил сюда, садился на крайний стул и описывал себя таким, каким он внешне представляется людям. Затем пересаживался бы на соседний стул и описывал себя уже в соответствии со следующем слоем, лежащим под самым поверхностным. Вы можете продолжать описывать каждый пласт своей личности, передвигаясь со стула на стул. Запомните, вы не обязаны пройти все пласты. Вы можете остановиться на любом этапе (любом стуле), когда почувствуете себя неловко и вам не захочется идти глубже".

Ведущий может также предложить одному из членов группы задавать вопросы для получения дальнейшей информации по различным пунктам, требующим разъяснения.

Существенная разница между этой техникой и техникой "матрешка" объясняется отнесением первой к прототипу IV, а второй — к прототипу III. "Матрешка" использует аллегорический символ для отгораживания от опасности, таящейся в возможном нарушении чьей-то неприкосновенности, и появления защитных механизмов. По замыслу техники обеспечение своего "я" такой защитой уже по определению включает эту технику в метафорическую категорию. В то же время техника "снаружи — внутрь" пользуется лишь опосредующим звеном для смягчения опасности самораскрытия. В целом это более жесткая техника, она решительнее вскрывает человеческое "я". Единственная защита протагониста — это его контроль над процессом, его право (одобренное ведущим и группой) — остановить процесс в тот момент, когда он почувствует себя неловко. Сама по себе тема — различные пласты личности — конкретно выражена в форме ряда стульев.

"Встреча с репертуаром ролей" (индивидуальная). Встречи протагонистов с ролями, которые они исполняют в различных сферах жизни, стали предметом нескольких вариаций ситуационных техник. Специальные цели таких встреч могут существенно отличаться одной от другой. В целом же задачи их таковы: обеспечить лучшее понимание этих ролей и связанных с ними обязанностей, прояснить отношение протагонистов к этим ролям и отделить дезинтегрированные, несущественные или непродуктивные роли.

Примером такого рода техник является техника "встреча с собственным репертуаром ролей". Протагониста просят назвать поименно наиболее важные роли в его жизни. Каждую роль представляет пустой стул. Протагонист может так расставить стулья, что самые важные роли окажутся ближе к нему, менее важные — подальше. Ведущий просит протагониста выбрать вспомогательных лиц для представления ролей, они садятся на стулья. Теперь участвующих вспомогательных лиц просят высказать свои мысли вслух и одновременно (если они пожелают) убедить друг друга, почему именно им должно быть оказано предпочтение. Поначалу протагонист может наблюдать разворачивающийся хаос молча. Но по мере развертывания дискуссии его могут попросить поменяться ролями с одним или несколькими вспомогательными лицами и попытаться разобраться в ситуации. Развитие сцены во многом зависит от действий протагониста. Иногда протагонистов ошеломляет хаос и они отстраняются, сдаются или ударяются в слезы. В таких случаях ведущий должен вмешаться и помочь советом, как справиться с "неподобающим образом ведущими себя" вспомогательными лицами и с неразрешимыми ситуациями.

Есть несколько вариаций этой техники, не все они обязательно связаны с репертуаром ролей. Протагонисту могут предложить встретиться с его желаниями или страхами, с чертами его характера, причиняющими ему беспокойство. В этих встречах участвуют одно-два вспомогательных лица. Протагониста просят назвать желание, страх или беспокоящую его черту характера и выбрать вспомогательное лицо для их представления. Двум играющим велят обсудить друг с другом имеющуюся проблему, а вспомогательное лицо должно отстаивать свое право на существование. Иногда требуется обменяться ролями — протагонист исполняет роль приносящего беспокойство явления, а вспомогательное лицо временно становится протагонистом.

"Барьер". Одна из наиболее известных версий вышеизложенного действия — техника "барьера". Вновь протагонист представляет черту характера, навык (или отсутствие его), отношение, страх, являющийся препятствием — барьером на пути достижения желанной цели. Этот барьер может быть изображен в виде груды стульев или ряда стульев, а может быть сыгран вспомогательным лицом. Эта техника еще называется техникой "стены" или "забора" (Вайнер и Сакс, 1965). Иногда протагонист заявляет о наличии нескольких барьеров. Ведущий может устроить протагонисту встречу со всеми барьерами сразу или по очереди. Подобная встреча напоминает технику встречи с репертуаром ролей, описанную выше. Обычно успешный конец сцены обеспечивает возможность устранить физический барьер или образовать проход между стульями, чтобы протагонист мог свободно пройти или перепрыгнуть через них.

"Качели" (индивидуальная). Есть еще одна подгруппа техник, входящая в прототип IV (комбинация прямого/сравнительного метода), в которой столкновение с темой достигается посредством другой формы конкретизации. Затруднения протагониста представляются в буквальном виде. Классический пример — "качели" (Вайнер и Сакс, 1969). Предположим, протагониста тревожит проблема, ставящая его в неудобное положение, когда он не может принять решение. Ведущий может дать протагонисту столкнуться с нерешительностью следующим образом. Двух вспомогательных лиц просят войти в пространство действия и взяться за руки на манер качелей. Протагонист садится им на руки и его раскачивают вперед и назад, а он должен думать над проблемой. Раскачивать протагониста надо так, чтобы ему было очень неудобно сидеть. Это должно продолжаться несколько минут. Скорее всего, протагонист будет вынужден принять какое-то решение, лишь бы остановить раскачивание.

Тема нерешительности лежит также в основании техники "между двумя решениями". Снова перед протагонистом дилемма, он не в состоянии выбрать один путь. Ведущий просит двух вспомогательных лиц выйти вперед и ухватить за руки протагониста. Ведущий говорит им: "Каждый из вас представляет одну из альтернатив. Пожалуйста, одновременно скажите протагонисту, почему надо выбрать именно вас, и тут же тяните его к себе" (таким образом, они тянут в разные стороны). Протагонист должен разговаривать с ними, а в это время он "разрывается между двумя решениями". Большинство протагонистов тут же делает выбор, лишь бы остановить это разрывание. Мера предосторожности: перед введением техники следует удостовериться в том, что здоровье протагониста допускает такие физические нагрузки. И это должно стать общим правилом, прежде чем подвергать протагониста техникам клинических ролевых игр, требующим физической выносливости.

Последствия выбора, сделанного протагонистом, могут быть либо обсуждены, либо разыграны в отдельной сцене. Если выбор остался неудовлетворительным, должна быть изучена другая альтернатива. Нет нужды говорить о том, что количество подобных техник ограничивается лишь воображением автора.

"Фотоальбом" (индивидуальная). Эта техника (Киппер, 1977) сходна с техникой пустого стула, описанной ранее. Ее цель — дать протагонисту возможность изучить еще раз свою самооценку и саморазвитие. Замысел техники очень прост. Терапевт-ведущий просит протагониста взглянуть на пустой стул и поместить на него в своем воображении картинку, изображающую протагониста в, прошлом. А точнее, протагонисту говорят: "выбери одну свою фотографию из фотоальбома". Когда картинка описана, протагонист выбирает вспомогательное лицо, представляющее его на картинке. Ведущий может сказать: "Я хочу, чтобы ты посмотрел на себя такого, какой ты на фотографии, и поговорил с собой о себе, о том, как ты рос и что из тебя вышло". Ведущий также может просить протагониста поменяться ролями с фотографией, позволяя ему тем самым задавать • вопросы себе "во взрослом варианте".

В технике "фотоальбом" один протагонист и, возможно, одно вспомогательное лицо могут действовать одновременно. Однако существует много версий техник конфронтации, в которых вся группа выступает в качестве вспомогательных лиц. При этом все равно, коль скоро протагонист один, вся техника относится к разряду индивидуальных. Среди наиболее известных вариаций — техника "разговоры за спиной" и различные версии техники "горячий стул". В первой технике протагонист стоит спиной к группе, а ее члены открыто обсуждают хорошие и плохие стороны. Протагонист может ответить на их высказывания лишь в конце обсуждения (а иногда и вовсе ему не разрешается отвечать). Во второй технике членам группы разрешается словесно атаковать протагониста, который сидит на "горячем стуле". Атаку можно продолжать до тех пор, пока протагонист защищается и оправдывает поступки, за которые его критикуют, но как только протагонист проявит признаки раскаяния, беззащитности и сожаления, члены группы должны высказать свою заботу о нем и участие. В целом следует отметить, что компонент имитации в этих техниках должен быть сведен до минимума. И относятся указанные техники в соответствии с нашей классификацией к прототипу IV — комбинации прямого/сравнительного методов.

"Сцена у колыбели" (групповая). Это пример ситуационной техники, задуманной как групповое упражнение. Она применяется к нескольким индивидуальным протагонистам одновременно. Ее основная цель — дать протагонисту возможность пережить ощущение младенца, с которым нянчится любящая мать. Терапевт-ведущий может предварять эту технику словами:

"Сегодня мы можем побыть детьми, младенцами в люльке. Сойдите со своих стульев и ложитесь на пол. И хотя в действительности вы не дети, на несколько мгновений можете представить себя детьми. Если думать, будто вы дети, можно почувствовать себя ребенком. Просто лежите на полу, как младенец".

Ведущий принимает роль заботливой мамы, переходит от одного протагониста к другому, поглаживает по голове, прикрывает воображаемым одеялом, "чтобы ребенок уснул в тепле и покое". Затем ведущий может продолжить:

"Ребенок все глубже погружается в дремоту и засыпает. Ребенок спит, спит, закрывает глаза и засыпает. Становится все тяжелее и засыпает. Мама подходит, ласкает ребенка, нянчит его, укрывает его одеялом, чтобы было тепло. Мама кормит ребенка, дает ему молока. Гладит ребенка, смотрит на него, а ребенок спит, спит".

Инструкция все время повторяется тихим, монотонным голосом для создания желаемой атмосферы и для того, чтобы дать протагонисту почувствовать себя ребенком.

Это состояние добровольной регрессии может длиться не более двадцати минут. В завершении сцены в люльке ведущий говорит:

"И вот ребенок начинает просыпаться, начинает потягиваться и понемногу передвигаться. Ребенок садится. Он чувствует себя замечательно, он довольный, счастливый и он возвращается обратно на стул. Теперь, когда вы садитесь на стулья, вы снова взрослые, чувствуя себя, думая и поступая, как взрослые.

Терапевты, придерживающиеся поведенческого подхода, могут счесть регрессивные техники несовместимыми с терапевтическим процессом. А во всех случаях использования этих техник, следует быть осторожными и предусмотрительными, особенно в общении с пациентами-психотиками и с очень внушаемыми пациентами.

Материализация тишины (групповая). Представим себе, что на сеансе групповой терапии члены группы погрузились в молчание. Не говорит никто, и тяжелое бездействие овладело всеми. Терапевт-ведущий решает следующим образом конкретизировать ситуацию: "Мне кажется, что вас поглотило молчание, тишина. Я бы хотел знать, что такое эта тишина. Давайте поставим в центре пространства действия стул. Он будет представлять молчание группы. Я бы хотел, чтобы один из вас, кто не против, сел на этот стул и стал тишиной". Когда желающий объявляется, ведущий обращается к нему: "Ты — тишина, опустившаяся на группу. Ты персонифицируешь эту тишину, и в этом качестве ты можешь говорить, высказываться, задавать группе вопросы или отвечать ей". Повернувшись к остальным членам группы, ведущий говорит: "Вот ваша тишина. Не могли бы вы рассказать ей, почему сегодня вы принесли ее на наш сеанс? Хотите вы, чтобы она продолжала оставаться здесь или вам бы хотелось изменить ее и каким образом?"

Эта весьма сложная манипуляция обеспечивает достижение двух непосредственных целей. Во-первых, она прерывает тишину, ибо члены группы начинают разговаривать с тишиной и между собой. Во-вторых, эта манипуляция способствует рассмотрению темы тишины, уточняет ее роль и значение и косвенно подает мысль о том, что тишина — вовсе не обязательно негативное явление.

Ведущий вводит упражнение, затем член группы, персонифицирующий тишину, начинает размышлять.

Тишина. Мне тут нравится. Я рад, что я с вами, ребята. Не уверен, что это вы меня сюда доставили, но как бы то ни было, я рад (члены группы молчат, а некоторые начинают улыбаться.) Джон, ты зачем меня сюда принес?

Джон. Ну, я не знаю. Все вдруг замолчали, и я решил, как все. Если никто не говорит, зачем же я буду начинать?

Дэн (Джону). А что плохого в том, чтобы быть первым?

Джон. Не надо начинать с меня, Дэн. Я не дам тебе заставлять меня быть первым.

Дэн. А по-моему, ты уже начал. Ты первым заговорил. (Смех в группе.)

Тишина. Сегодня вы, ребята, выглядите уж чересчур скованными.

Мэри. Это еще почему?

Тишина. Потому что...

Пэт. Ну что тут притворяться, Мэри. Ты что, не считаешь, что мы выглядим чересчур скованными? А я считаю. Потому что я чувствую, что если я начну говорить, все повернутся ко мне и станут задавать вопросы и критиковать меня. Кому это нужно? Зачем я буду высовываться? Всему свое время.

Тишина. Молодец, Пэт. Не высовывайся, а прислонись ко мне и я тебя защищу. Пока ты подле меня, можно не говорить неделями.

Пэт. Мне так много не надо, не волнуйся.

Тишина. Это очень скверно. Зато вот с Дейвом мы подружимся, да, Дейв?

Дейв (утвердительно кивает).

Тишина. Вот видите, я же говорил. У меня уже есть друг. Иди Дейв сюда, садись со мной рядом.

Дейв. Я не хочу. Мне очень удобно на своем стуле.

Джон. Нет, Дейв, ты не производишь впечатление человека, которому очень удобно.

Дейв. Напрасно, мне удобно. И не переноси свое ощущение на других. Если тебе неудобно, так и скажи.

Джейн. Эй, парнишка! Ты что-то очень враждебно настроен, Дейв.

Дейв. Вовсе нет. Говорю вам, меня вполне устраивает наблюдение за группой со стороны.

Дэн. Наблюдать за группой! Это что тебе — представление или цирк?

Дейв. Этого я не говорил. Я просто хочу тихо посидеть.

Тишина. И я тоже, Дейв. Ты будешь мне другом.

Пэт. Не знаю, как вы, ребята, а мне не очень уютно, потому чти — только не поймите меня неправильно — я вам не очень пока доверяю. Я никого не виню, но просто я недостаточно хорошо вас знаю, чтобы быть с вами вполне открытой. Всему свое время.

Мэри. Я с тобой согласна. Со мной происходит то же самое с той лишь разницей, что я не возражала бы рассказать что-нибудь о себе, если бы не этот тип (показывает на Тишину), который все портит.

Тишина. Спасибо, Мэри, ты меня порадовала.

Мэри. А чем ты так гордишься? И долго ты собираешься вот так сидеть и нас смущать?

Тишина. Конечно!

Мэри. Нет уж, я этого так не оставлю. Пэт, помоги. Давай же сделаем что-нибудь.

Пэт. Мы можем выкинуть этого типа (указывает на Тишину) со стула.

Дейв. И чего мы этим добьемся? Вы же говорите, что нам нужно больше доверять группе. А играть в футбол стулом — что это даст?

Джон. Предложи же что-нибудь, Дейв. У тебя есть какие-нибудь соображения, что нам нужно делать?

Дейв. Нет, и, честно говоря, мне и думать об этом не хочется. Я уже говорил, мне и так хорошо.

Пэт. Вот что, давайте-ка, уберем отсюда эту Тишину. Собственно говоря, мы с ней уже разделались, раз мы больше не молчим. А вместо нее давайте посадим на стул кого-нибудь другого, чтобы он изображал нечто другое. Например, кого-нибудь, изображающего наш дискомфорт.

Джон. Дискомофорт — не слишком конструктивное предложение.

Мэри. Но ведь это есть на самом деле. Мы — за исключением Дейва — сказали, что чувствуем себя неловко. Так почему не "дискомфорт"?

Дэн. Хорошо. А почему бы нам не посадить на стул Доверие? Ведь мы должны доверять друг другу?

Джон. Я — за.

Тишина. Я с этого стула не уйду. Буду держаться до последнего.

Джон. Ну-ка давайте, ребята, сдвинем этого типа с его стула.

Три человека поднимаются и выталкивают четвертого, изображавшего тишину, с середины пространства действия.

Решение группы заменить Тишину другой ролью — кем-либо, кто будет представлять Доверие, отражает наличие многих версий этой техники. Таким же образом могут быть конкретизированы преобладающие психологические или социометрические характеристики, наметившиеся в настроение группы в данный момент. Один из участников группы, сидящий на стуле посреди группы, может персонифицировать Доверие, Дискомфорт, Сопротивление, Доминирование, Враждебность и т. д.

"Социометрическое действие" (групповая). Социометрия изучает структуру и организацию группы посредством анализа примеров межличностных отношений членов группы. Основы социометрии заложил Морено в своей книге "Кто сумеет выжить", впервые опубликованной в 1934 году. Для раскрытия примеров этих взаимоотношений был разработан социометрический тест — прием, основанный на применении карандаша и бумаги. Членов группы просят описать свое отношение к товарищам по группе, написав имена тех, кто для них привлекателен, а равным образом и тех, кто вызывает у них негативные чувства. Этот их выбор затем оформляется графически с помощью стрелок: голубыми стрелками обозначается позитивный выбор (притяжение, влечение), красными —отрицательный (отторжение, отвращение). Графическое изображение структуры выборов называется социограммой. Социометрический тест, конечно, гораздо сложнее описанной схемы, ибо в него включены другие факторы, например, критерии, по которым члены группы бывают выбраны или исключены, порядок выбора — кто на первом месте, кто на втором и т. д.

Техника социометрического действия — это упрощенный для ролевых игр вариант социометрического теста. Терапевт-ведущий может попросить члена группы походить по комнате и сделать выбор по ряду тем. Например, он" может сказать кому-то: "Посмотри на всех в комнате и положи руку на плечо тому, кого бы ты хотел себя в братья (сестры, матери, начальники и т. д.)" или "Посмотри на всех и положи руку на плечо тому, с кем тебе труднее всего". Таким образом, сразу выяснится, кто в группе звезда (наиболее популярные люди или человек), кто находится в изоляции (остается невыбранным), кто стремится держаться ближе друг к другу. Далее членов группы просят сесть рядом с теми, кого ни выбрали, и объяснить причину такого выбора.

Эта техника отвечает трем целям. Она позволяет членам группы выразить свое настроение и чувства друг к другу. Она дает членам группы возможность увидеть структуру межличностных отношений в группе. Она обеспечивает участников возможностью, иногда не самой приятной и даже причиняющей беспокойство, напрямую выразить свое мнение и узнать в свой адрес мнения всех участников.

Решение проблемы (групповая). Эта техника является версией предыдущих двух групповых техник. Обычно она вводится вслед за социометрическим действием. Например, на сеансе групповой терапии участники группы думают, что делать с тем, кто постоянно уклоняется от участия в общем процессе. В группе наблюдается резкое расхождение мнений. Некоторые члены группы считают, что, если этот человек не начнет сотрудничать с ними, ему нет места в их группе. Другие полагают, что это дело каждого члена группы — помочь тому человеку перестать сторониться их. Третьим кажется, что группа должна быть толерантной, ничего не предпринимать и ждать, чем дело кончится. Терапевт-ведущий затем разводит приверженцев разных точек зрения в разные углы комнаты. Он может сказать: "Вы резко разошлись во мнениях. Каждая подгруппа должна приложить все усилия к тому, чтобы склонить в свою сторону две другие подгруппы. Вы должны убедить других членов перейти в ваш угол. Упражнение завершится, как только большинство сосредоточивается в одном углу". Тот, о ком идет речь, стоит вне пространства действия вместе с ведущим или лучше с дублером, чтобы не чувствовать себя абсолютно оторванным от всех. Группа должна знать, что ее решение будет рассматриваться как рекомендация терапевту, который, в свою очередь, может советоваться с группой.