Прототип I

Комбинация косвенного/сравнительного способов. Прототип представлен на рис. 7.1 в левом верхнем квадранте, обозначенном Iи и Iг, и воспроизведен на рис. 8.1.

Основные принципы. Прототип основан на следующих принципах. Первое, что касается терапевтических целей: подлежащие психотерапевтической проработке основные темы не раскрываются заранее. Второе — планирование ролевых игр сосредоточивается на построении окружающей обстановки — контексте обстоятельств, в которых будет разворачиваться действие. Окружающая обстановка должна быть воспроизведена буквально с типичными основными атрибутами, связанными с проявлением темы лечения.

Особые характеристики:

В рамках этих техник протагонисты всегда изображают иск лючительно самих себя.

Обычно используются невербальные техники. Либо техника осуществляется в полной тишине, либо временами раздаются звуки — то ли слова, то ли иные звуки.

Рис. 8.1. Прототип I

Изображаемое окружающее пространство (элементы окружения, где могут происходить действия) являет собой обычный контекст представленной темы.

Этот прототип включает в себя техники, сконструированные так, чтобы они содержали в себе интерпретацию действием. Выступая в этом качестве, интерпретирующие сообщения переводятся в кон кретные события или ситуации, сами по себе являющиеся едва за метным намеком, который надо уловить. Предполагается, что в ходе процесса самореализации протагонисты    смогут понять и принять эти намеки.

Рассмотрим подробные примеры ситуационных техник, наиболее типичных для данного прототипа.

Преодоление препятствий (индивидуальная). Цель данной ситуационной техники — облегчить выражение сдерживаемого гнева или фрустрации при работе с протагонистами, не способными выражать свои чувства решительно.

Техника построена так: терапевт-ведущий просит протагониста ходить по кругу в пространстве действия. Условие хождения по кругу заключается в том, чтобы протагонист двигался все время вперед, а не метался туда-сюда, что обычно вызывает раздражение. Когда протагонист начинает ходить, на его пути воздвигаются препятствия. Это могут быть опрокинутые стулья, а еще лучше — предметы из более мягких материалов, например, пластиковые корзины для мусора, мячи, маленькие пустые картонные коробки и т. п. Протагониста просят отбрасывать ногами препятствия и в то же время издавать звук или крик. Это повторяется несколько раз, до тех пор, пока протагонист не сумеет выразить свой гнев совершенно открыто. Сцена рассчитана на несколько минут. Если протагонист реагирует вяло, рекомендуется прекратить упражнение минут через пять и либо предложить другую технику, либо подождать более благоприятной возможности.

Дж. Л. Морено (1964) описал очень интересные комбинации невербальных техник с бессмысленными высказываниями. Он вспоминает случай психодраматического подхода в лечении заикания. Двадцатилетний пациент по имени Джо был одаренным человеком в области математики и физики, но уже давно страдал заиканием. Была построена техника с использованием "языка Джо", то есть коммуникации, состоящей из бессмысленных слогов для обеспечения гармонии между этими двумя сферами развития. Например, пригласили вспомогательное лицо, изображающее подругу Джо. Вдвоем с Джо они разыгрывали ситуации, в которых Джо приходилось переживать разные чувства, например, симпатию, тревогу или гнев, то есть как раз те ситуации, в которых Джо заикался. Но Джо и его подруга должны были общаться не по-английски, а на языке бессмысленных слогов. Гласные и согласные звуки должны были воспроизводиться в любой комбинации, которая приходила на ум. Это упражнение полезно при лечении запинания и заикания. "Никто из заик, с кем я работал, не заикался во время этого теста" (Морено, 1964а).

Примеры этого способа таковы:

Симпатия — 25 секунд: "О ма кур та ти, Лоу ти са, ла ма, ма дар, ту ту, кто кра ма, тебе, хо, ха, о, ах, ох".

Тревога — 20 секунд: "Хо кру хо хо хо но но но, ты, машина нет, машина крах, о долго, о долго, милый, ми, ох".

Гнев — 25 секунд: "Та пух пух пух пере страх, меня ста пу а ту а ту пух а, тебя, ту ах, сох, сох, та ла, птух".

"Письмо" (индивидуальная). Эта техника (Сакс, 1974), заключается в "написании" протагонистом письма вслух. Техника осуществляется на индивидуальных сеансах или в присутствии группы. Ведущий после разогрева просит протагониста или потенциального протагониста в групповом сеансе назвать кого-то, с кем ему есть что обсудить. Полезно здесь указать: "Назовите кого-то, с кем Вы были не всегда полностью откровенны". Пишущего просят склониться вперед и опустить глаза. Письмо начинается обычным приветствием "Дорогой..." и заканчивается подписью автора. Важно, чтобы пишущий понимал, что это абсолютно гипотетическое письмо, что все, что он "пишет", не имеет никакого отношения к тому, что он написал бы по-настоящему. Пишущему должно быть ясно, что он может выражать абсолютно все, что. приходит ему на ум, не связывая себя ограничениями, которые возникли бы в этом случае в реальной обстановке. Письмо пишется воображаемой ручкой на воображаемой бумаге и проговаривается вслух.

Техника "письмо" "помогает минимизировать сопротивление, основанное на неопределенности и абстрактности. Многие люди, обычно склонные к философским обобщениям, как только принимаются писать письмо какому-то человеку, сразу концентрируются на вполне конкретном материале" (Сакс, 1074). Сакс отмечает, что в его практике техника, как правило, высвобождает сильные эмоции: неприятие, горе и страстное желание. Часто, закончив письмо, протагонист ощущает себя более сильным, готовым проявить себя в ситуациях, требующих прямого контакта с темой или лицом, к которым он обращался в письме.

Если техника применяется в ситуации групповой терапии, несколько членов группы по очереди пишут письма. Здесь в качестве вариации может быть введен дублер, который пишет постскриптум к каждому письму. Следуя примеру дублера, пишущий затем может дописать постпостскриптум. Это же может быть использовано и на индивидуальном сеансе.

Существует много вариантов указанной техники. При сохранении основы смысла, вводится новое задание вместо написания письма. Одним из наиболее известных вариантов является техника под названием "телефонный разговор".

"Телефонный разговор" (индивидуальная). Цель этой техники — облегчить открытое выражение чувств в отношении другого человека. Техника очень проста. Протагониста просят позвонить человеку, с которым не решен какой-то вопрос. Разговор можно построить в виде монолога, но удобнее иметь вспомогательное лицо на другом конце провода. Техника осуществляется так: терапевт-ведущий дает указание протагонисту описать место, где находится телефон. Затем протагониста просят, используя воображаемый телефон, набрать номер человека, с которым он хочет переговорить, держать в руке трубку и начать разговор словами: "Алло, говорит... Звоню тебе, чтобы..." Протагониста побуждают говорить все, что приходит в голову, и использовать возможность для максимально спонтанных и свободных выражений, пусть даже совсем не тех, которые он осмелился бы произнести в реальной жизни. Если на другом конце провода есть вспомогательное лицо, ведущий может сказать протагонисту: "Этот человек — не тот настоящий человек, с кем у тебя конфликт. Ты можешь сказать ему все, что хочешь. Он не примет это на свой счет". Это упражнение обычно занимает около десяти минут. Если протагонист теряет восприимчивость, слабее реагирует — рекомендуется временно поменять его ролями со вспомогательным лицом, так, чтобы протагонист отвечал на звонок. Обычно эта маленькая манипуляция оживляет диалог.

Цель этой техники, как и предыдущей, помочь протагонисту выйти из эмоционального замешательства и определить свое отношение к реальности. Обоснование техники состоит в том, что отдаление помогает восстановить объективность и снижает степень эмоциональной вовлеченности.

В заключение отметим, что эту технику не следует путать с ситуацией, при которой протагониста просят проиграть телефонные разговоры, которые действительно имели место в прошлом. Ситуационная техника "телефонного звонка" относится к разговорам, которых, никогда не было. Демонстрация телефонных звонков, происходивших в прошлом, хорошо удается в комбинации с самопредставлением и исполнением роли, базовой (специфической) техникой.

"Рождение заново" (индивидуальная). Предположим, протагонист говорит: "Как бы я хотел начать жить сначала". Основная тема этого — глубокое чувство неуверенности в том, желанно ли было его появлением на свет. Акт нового рождения может быть сымитирован: для этого используется техника "рождения заново" ("утробы"). Она спланирована так. Терапевт-ведущий просит изобразить чрево при помощи нескольких вспомогательных лиц. Они опускаются на колени лицом друг к другу парами, и кладут руки друг другу на плечи. Так они образуют маленький человеческий туннель, представляющий матку. Свет в комнате может быть притушен, протагонисту велят проползти в матку и улечься там, приняв позу эмбриона. Протагонист может провести несколько минут в молчании или говоря сам с собой о своих ощущениях в "материнской утробе", о будущем или о чем-то, что ему кажется важным. Когда наступает момент рождения, вспомогательные лица, начинают толкать и пихать "ребенка", находящегося в "матке", показывая, что начались схватки. Ведущий или дополнительное вспомогательное лицо может исполнить роль акушера и вытащить протагониста, теперь "новорожденного".

Как только протагонист "родится", ему могут быть приданы любящие отец и мать, также представленные вспомогательными лицами. Начиная с этого момента сценарий может развиваться своим ходом.

Идея возвращения пациента в самые ранние стадии его развития с целью его излечения неоднократно обсуждалась терапевтами, особенно в случае лечения психозов.

В гипнотерапии техника возрастной регрессии применяется ко множеству пациентов и не обязательно только к психотикам. Меарес (1961) различал несколько типов регрессии. Один из них похож на тот, что использовался в технике рождения заново, это "повторное оживление".

"Мы выделяем "повторное оживление" как тип регрессии, в котором пациент возвращается к более раннему возрасту и действительно заново проживает свои прошедшие дни. Если он возвращается в период детства, он может заново прожить какой-то случай, который ему пришлось пережить в детстве. Он видит это событие глазами ребенка, а не взрослого, он переживает сопутствующие событию ощущения, как это переживают дети. В состоянии "повторного оживления" пациент ведет себя и говорит, как ребенок. Поэтому этот тип регрессии гораздо более полон, чем простая возрастная регрессия, и он имеет большее терапевтическое значение, чем возрастная регрессия".

Техника "рождения заново" имеет практически то же обоснование, но она осуществляется не в состоянии гипнотического транса, а скорее, как ролевая игра.

Существуют несколько вариантов этой техники, которые также воспроизводят значительные моменты из жизни протагониста. Следует помнить, что этот вид техники касается восстановления в некоторой степени воображаемых событий — моментов, которые протагонист не в состоянии вспомнить (или вспомнить целиком), или которые ему и не надо вспоминать. Когда протагонистов "бросают" в эти ситуации, они оказываются предоставленными самим себе.

Несколько модифицированный вариант принципов, лежащих в основе этого вида ситуационной техники, может быть отмечен в другой, но связанной с этой, группе техник. Они применяются в основном для диагностических целей, то есть как средство для определения терапевтических тем, требующих профессионального вмешательства. Почему этот тип техник выделен в прототип I? Потому что невозможно предсказать заранее еще не проявившиеся темы. Возможно, самые известные примеры такого вмешательства — это психодраматическое формирование тела и другие версии техники построения "я". В технике формирования тела протагониста просят построить образ своего тела при помощи вспомогательных лиц, которые должны изображать различные части тела. Затем протагонист по очереди меняется ролями со вспомогательными лицами, пытаясь глубже исследовать свое отношение к этим частям тела. Простая процедура помогает раскрыть внутриличностные конфликты, которые могут символически проявляться в виде дисгармонии между различными частями тела.

"Становиться большим или маленьким" (индивидуальная). Возможно, самым сложным и многоплановым проявлением ролевых игр являются символы для интерпретации. В курсе психотерапевтического лечения терапевту, возможно, придется столкнуться с сопротивлением пациентов попытке заглянуть в себя, дабы разглядеть свои проблемы. Часто к самосозерцанию относятся с пренебрежением, воспринимая его как поверхностное явление, не сопровождающееся выражением соответствующих чувств или не ведущее к каким-то действиям.

В терапии клинических ролевых игр рекомендуется передавать интерпретирующее сообщение в форме действия, разыгрывания, а не в вербальной форме. Нет нужды объяснять, что это требует известного артистизма и творческого подхода. Необходимо перевести идеи в конкретные формы путем построения ситуаций, которые, возможно, побудят протагониста заглянуть в себя в поисках ответа на полученное сообщение. Заглянуть в себя можно посредством самораскрытия, обретения собственных ощущений и активного взаимодействия с элементами имитируемой ситуации. Техники "становиться большим" и "становиться маленьким" — это пример ситуации, когда интерпретация ведет к ролевым играм. Предположим, протагонист проявляет авторитарность в контакте с другими людьми и стремится всегда и во всем доминировать. Давайте предположим, что протагонист либо не осознает этого, либо отказывается признать. Используя технику "становиться большим", терапевт-ведущий просит протагониста встать на стул и все делать, находясь там. Как показывает практика, многие протагонисты, стоя наверху, начинают чувствовать себя неловко и спустя какое-то время реагируют на эту ситуацию словами: "Я действительно веду себя, будто я выше всех?" или "Я вовсе не хочу распоряжаться людьми, хотя, может быть, кому-то это так кажется".

Технику "становиться маленьким" соответственно применяют к людям, себя недооценивающим. В этом случае ведущий просит их сесть низко на пол, или съежиться под низким столом и продолжать сцену, находясь там. Обычно протагонист реагирует на это действие словами: "Это ужасно, что я не достаю до людей" или "Это я так всегда выгляжу? Неужели я всегда так себя принижаю?"

Невербальные упражнения (групповые). Наиболее распространенные групповые техники, относящиеся к прототипу I, обычно называются невербальными групповыми упражнениями. Как следует из названия, члены группы взаимодействуют друг с другом в полном молчании. Обсуждение и вербальный обмен опытом происходят лишь по окончании упражнения. Основная цель таких упражнений — дать возможность получить какие-то знания, обходясь без слов. Эти упражнения способствуют появлению внимания к своим ощущениям, чувства групповой сплоченности, взаимного доверия. Найти перечни этих техник можно у Шутца (1967), Вайнер и Сакса (1969). Мы лишь опишем пару упражнений, характерных для этих техник.

Подчинение. Авторы — Моррис и Синнамон (1975) — называют пять взаимодополняющих целей этой техники: обеспечить прямую и обратную связь, познакомиться с невербальными сигналами, научиться конструктивно управлять гневом, вскрыть новые проблемы, исследовать динамику ощущений доминирования и подчинения. Техника используется в группе, насчитывающей 12 и менее человек, обычно длится 15-20 минут. Инструкции таковы: ведущий просит участников молча образовать пары с людьми, к которым они испытывают нейтральные или негативные чувства. Затем ведущий отдает распоряжение более высоким участникам пары положить руки на плечи более низким участникам. Когда ведущий говорит "Начинайте!", более высокий человек должен, давя на плечи партнеру, пытаться свалить его с ног. Через несколько минут ведущий останавливает действие, велит высоким участникам помочь своим партнерами подняться, поменяться с ними ролями и повторить все сначала. По завершении упражнения участников просят высказать и обсудить чувства, которые они испытывали в отношении своих партнеров, сказать, испытывали ли они злость, как с ней справлялись и что им дало это упражнение.

Встречи с завязанными глазами. Эта техника или ее вариации особенно эффективны на очень ранних стадиях формирования группы. Ее основная цель — преодолеть разъединенность, объясняющуюся недостаточно долгим знакомством членов группы, повысить чувствительность к невербальным сигналам, обеспечить первоначальную обратную связь в неугрожающей форме. Обычно участников группы просят образовать два одинаковых круга, один внутри другого. Затем им сообщают, что оставшуюся часть упражнения они проделают с закрытыми глазами. Людям, находящимся во внутреннем круге, велят медленно двигаться в направлении движения часовой стрелки, людям во внешнем круге — в обратном направлении. Когда ведущий говорит "стоп", все замирают. В этот момент каждого участника из внешнего круга просят руками ощупать лицо своего партнера из внутреннего круга. Примерно через три минуты ведущий велит участникам из внутреннего круга проделать то же самое с их партнерами из внешнего круга. Затем участники открывают глаза и описывают впечатление о своих партнерах, используя лишь движения и жесты. В конце им разрешают дополнить свои невербальные сообщения вопросами и проясняющими замечаниями.

Следует отметить, что многие невербальные техники осуществляются таким образом, что тема объявляется сразу еще в начале упражнения. Например, в технике укачивания участник группы ложится на пол. Затем его в этом горизонтальном положении поднимают и осторожно раскачивают вверх-вниз. Эту процедуру повторяют по очереди с каждым. Это пример упражнения, в котором "учатся рисковать и доверять". Перед упражнением ведущий делает следующее замечание: "Очень важно изучить наше чувство доверия. Это упражнение должно дать нам возможность испытать доверие, а также нашу зависимость от других членов группы". Предваряя невербальные упражнения таким вступлением, ведущий делает эту темы вполне прямой, эксплицитной, так что техника больше не относится к прототипу I — неявному установлению темы. Следовательно, не все групповые невербальные упражнения автоматически относятся к прототипу I. Формулировка вступительных инструкций часто является решающим фактором для перемещения техники из одного прототипа в другой.

"Временная кончина и оживление" группы. Существуют вербальные групповые техники, относящиеся к прототипу I. Хорошим примером такой техники является "временная кончина и оживление" группы. Представьте ситуацию, когда группа временно перестает нормально функционировать из-за сопротивления, из-за некоего напряжения, или тревоги, заставляющей участников выходить из игры, или в силу других причин. В этот момент терапевт-ведущий может принять решение изобразить сложившуюся ситуацию, используя метод буквальной конкретизации. Он просит желающих выйти вперед и представлять группу: "Ты теперь — группа и временно недееспособен, собственно говоря, ты в состоянии, похожем на кому. Я хочу, чтобы ты лег на пол и оставался без движения. При этом ты можешь говорить и отвечать на вопросы товарищей по группе. Но не отвечай тем, кто сидит на своих местах, а только тем, кто подойдет к тебе. Говори сдержанно, помни, что ты в коме, отвечать на каждый вопрос необязательно". Затем ведущий обращается к членам группы и говорит: "Вот лежит бездыханная группа. Выясните, можно ли ее вернуть к жизни, и хочет ли она этого. Можете поступать, как хотите, — похоронить или оживить ее. Можете начинать прямо сейчас". Дальнейших указаний по ходу сцены не делается.