Сообщение об ошибке

  • User warning: The following module is missing from the file system: file_entity. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).
  • User warning: The following module is missing from the file system: metatag. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).

Парадигма

Начну со вступительного замечания, относящегося к любой попытке создать классификации: существует логический порядок в том, что на первый взгляд представляется разбросанным, разнородным и несвязным. Ситуационные техники, будь то интуитивно выстроенные или тщательно спланированные, не являются исключением.

Следующий шаг заключается в выведении общих условий, которые должны учитываться при построении новой парадигмы для ситуационных техник. Эти общие условия таковы:

Большая емкость и простота. Необходимо, чтобы парадигма была достаточно обширна, чтобы включить все виды ситуационных техник, но в то же время она должна быть максимально проста. То есть надо избежать громоздких и неоправданно сложных схем.

Продуктивный и прикладной характер. Парадигма должна по могать  нам  усваивать фундаментальную  структуру  ситуационных техник и давать ключи к тому, как строить техники. Эти ключи, если они действительно важные, должны облегчать процесс постро ения техники.

Ориентация на процесс. Парадигма должна основываться на процессах, которые ситуационные техники выделяют на первый план. Внимание сосредоточивается на процессах, а не на целях и содер жании, поскольку процессы являются наиболее устойчивым атрибутом техники.

Памятуя об этих условиях, я обнаружил набор организованных факторов (то есть базовых принципов), описывающих внутреннюю структуру ситуационных техник. Эти факторы можно графически изобразить, и тогда ясно проступит их взаимосвязь (рис. 7.1). Из рисунка видно, что парадигма представлена в виде двух концентрических окружностей и двух осей. Окружности и оси представляют собой три измерения (фактора). Одно представлено вертикальной осью, второе — горизонтальной, а третье — двумя концентрическими окружностями. Эти три измерения — ключевые моменты парадигмы.

Сначала рассмотрим вертикальную ось, пересекающую две окружности. Эта ось представляет измерение, называемое "способ установления темы". Как явствует из названия, тут рассматриваются пути, по которым данная тема устанавливается (то есть находится) посредством техники. Следует указать, что термин "тема" в контексте относится к поведенческим и эмоциональным трудностям, психотерапевтическому процессу, или путям решения проблемы. В соответствии с этим измерением психологические темы могут быть установлены двумя путями, или способами. Первый способ, названный имплицитным (на вершине внешнего круга) ищет тему не напрямую, а используя кружные пути. Протагонисты в этом случае не имеют ни ясного, ни даже приблизительного представления о том, над чем работают, или какой психологический процесс они должны развивать. Все, что их просят сделать, это включиться в сцену, которая по замыслу должна активизировать требуемый процесс. Встреча с темой должна произойти неявно, в результате действий протагонистов, а не инициативы терапевта. Достичь косвенного, неявного нахождения темы можно, удерживая целевую тему в скрытом виде (см. прямоугольник в верхней половине внутреннего круга) и направляя главные усилия на разработку техники по конкретизации контекста будущего процесса.

Подобная стратегия лечения может применяться в большинстве форм психотерапии. Используют ее довольно часто. И хотя простой ее не назовешь, часто клиническая ситуация требует ее применения. Косвенный процесс философски связан с часто цитируемым положением о цели психологического лечения: помочь человеку помочь себе самому.

Второй метод установления темы прямо противоположен косвенному и носит название прямого пути (см. внизу на внешнем круге). Этот метод нацелен на эксплицитное отыскание главной темы — конфронтацию. Протагонисты полностью сознают, каких действий ожидают от них в обращении с проблемами, трудностями или конфликтами, тревожащими их. Что касается замысла сцены, то основное усилие сосредоточивается на конкретизации темы. В отличие от косвенной стратегии, в случае прямого метода дотошная конкретизация окружения, в котором может произойти столкновение, не так важна. Часто вне зависимости от того, ясно ли окружение, оно не материализуется.

Полярность прямого и косвенного методов отражают степень, в которой терапевт может контролировать осознание протагонистом каждого шага психотерапевтического процесса. Ялом (1980) отмечает, что понимание чьих-то чувств является важнейшим инструментом терапевта для определения вклада пациента в его жизненные сложности. Иногда наилучших результатов лечения можно добиться в случае, когда внимание протагониста полностью сконцентрировано на терапевтическом процессе. Но, как это ни парадоксально, очень часто можно достичь отличных результатов, если отвлечь внимание протагониста от процесса.

Пример, касающийся различных терапевтических подходов в зависимости от выбранного пути, — косвенного или прямого — приводится в описании лечения заикания, проведенного Морено и Пер-лсом. Техника Морено будет подробно описана в следующей главе. Если коротко — его подход очень похож на стратегию отвлечения внимания и напоминает косвенный путь. Заикающемуся пациенту была поставлена задача не думать о тех словах, которые он выбирает для разговора. Напротив, его просили изображать методом ролевых игр эмоционально насыщенные ситуации (как раз такие, что заставляют его заикаться), используя "персональный язык", составленный из бессмысленных слогов. Перле описал лечение заикания, основанное на противоположном подходе. Его метод требует от пациента обращения внимания на свое заикание, и это соответствует прямому пути. Приведем отрывок, описывающий подход Перлса:

"Две недели назад у меня был замечательный случай — не то, чтобы я кого-то вылечил, но приблизился к этому. Этот человек был заикой, и я попросил его еще усилить его заикание. Когда он начала заикаться, я спросил его, что он ощущает в горле, и он сказал: "Как будто я душу себя самого". Тогда я дал ему свою руку и сказал: "А ну-ка задуши меня". "Какого черта, я же убью тебя!" — сказал он. Он явно разозлился и говорил громко и без затруднений. Тогда я показал ему жизненный выбор — находиться в ярости или заикаться".

Горизонтальная ось на рис. 7.1 представляет собой второе измерение, названное способами построения темы. Это измерение относится к самому построению, конкретному осуществлению темы. Построение обусловлено типом модели ассоциаций (то есть образов и идей), живущих в сознании создателя ситуационных техник в момент конкретного осуществления эпизода ролевых игр.

Прежде чем мы продолжим описание этого измерения, стоит подчеркнуть различие между этим измерением и тем, что было описано раньше, ибо они взаимосвязаны и часто смешиваются. Действительно, оба измерения связаны с проектированием ситуационных техник ролевых игр. Но на этом их сходство кончается. Каковы же их различия? Во-первых, способы установления темы относятся к стратегии. Они касаются фазы, предшествующей собственно осуществлению. В этой фазе терапевт должен принять решение относительно того, каким бы он хотел видеть процесс лечения. Должен ли протагонист быть в курсе вызывающей волнение темы или следует отвлечь его внимание от нее? Второе измерение — способы построения темы — связано с реализацией темы. Когда уже принято решение о том, каким быть процессу, следующая задача — выбрать конкретную форму вмешательства. Существуют две такие формы — сравнение (левый край горизонтальной оси) и метафора (правый край).

В словаре Вебстера сравнение определяется как "прием, посредством которого одна вещь сравнивается с другой, не похожей на нее". Другими словами, вещь, действие или отношение открыто сравниваются по одному или более аспектов с чем-то, совершенно иного качества. В нашем контексте сравнение относится к конкретизации контекстов или тем через буквальные ассоциации. Эти ассоциации основаны на схематизировании (концептуализации) качеств, отношений, действий и вещей в виде образов, естественно связанных с тем, что они должны представлять. Другими словами, качество, делающее эти образы точными, буквальными, состоит в том, что их представление не выходит за рамки обычных фактов, и в ситуациях ролевых игр они выступают в том же виде, как и в чьем-то воображении, если бы нужно было воспроизвести их как конкретно существующие события.

Метафоры относятся к другому способу конкретизации, он прямо противоположен сравнениям. В отличие от способа сравнения контекст (или темы) не представляется здесь в форме обычных явлений. Образы и ассоциации в данном случае аллегоричны. Под аллегориями мы понимаем сюжеты и истории, в которых люди и события выступают в символическом виде, подменяющем реальные изображения. Метафорический способ выражается в построении ситуационных техник двояко:

а)         путем конкретизации историй — воображаемых сюжетов или замыслов, которые высвечивают исследуемую тему в результате ло гических выводов. Другими словами, отношения сначала схемати зируются абстрактно, то есть выдаются на символическом уровне, а затем найденная аналогия переводится в конкретную форму;

б)        путем  убеждения протагониста обращаться к  установленной теме, как к условной. Метафорическое схематизирование — это не схематизирование контекста или гипотетической темы, как указы валось выше. Тема остается в ее первоначальном виде. Роль игра ющего становится метафоричной, то есть безличной.

Как эти два способа применимы в психотерапии? Каким образом техника, задуманная как сравнение (буквальная конкретизация), отличается от метафорической? Проиллюстриуем метод сравнения. Предположим, протагонист излагает свою проблему: "Меня все притесняют". Терапевт конкретизирует фразу, обращаясь с просьбой к нескольким вспомогательным лицам выйти в пространство действия и теснить, толкать протагониста. Или, скажем, протагонист высказывает потребность в защите, в безусловной поддержке. Терапевт просит несколько вспомогательных лиц образовать круг вокруг протагониста и выражать ему теплоту и симпатию. Подобным образом, состояние нерешительности можно конкретизировать так: два вспомогательных лица толкают протагониста назад и вперед. Потребность уйти в тень изображается скрыванием протагониста за стеной из стульев. Конфликт между человеческими чувствами и мыслями может быть продемонстрирован так: протагониста просят принять роль его собственного сердца, а вспомогательное лицо занимает противоположную позицию, изображая мозг протагониста.

Метод сравнений может также использоваться в групповых техниках. Рассмотрим ситуацию острых разногласий между мужчинами и женщинами, разыгрываемую всеми членами терапевтической группы. Терапевт может провести воображаемую диагональ, разделив комнату на две части (иногда проводится настоящая линия мелом на полу) и отправив всех мужчин в один угол комнаты, а всех женщин — в другой. Терапевт говорит: "Это линия разногласий, разделяющая мужчин и женщин на два противостоящих лагеря. Я хочу знать, сможет ли один лагерь уговорить членов другого "пересечь линию" и перейти на другую сторону. Давайте посмотрим, сумеем ли мы образовать смешанное большинство в одном из двух углов".

Теперь рассмотрим другой пример. Предположим, терапевт решил предоставить членам терапевтической группы возможность задуматься о "важности их существования". Для облегчения задачи он вводит технику, известную как "лодка жизни" (Яблонски, 1976). В соответствии с этой техникой люди оказываются в лодке посреди океана. Они уцелели при крушении корабля. С течением времени запасы воды и еды уменьшаются и перед ними неизбежно встанет призрак смерти, если только они не выберут двух или трех человек и не выбросят их в океан. Люди в лодке теперь должны бороться за свою жизнь, убеждая товарищей, почему их следует пощадить. Эта техника по нашей системе является примером метафорического подхода. Конкретизируемый элемент здесь — история лодки. Тема "выживания" — это побочный продукт этой истории. Это не буквальная, точная конкретизация, потому что аналогия "лодки жизни" не является обычным примером, где человек нормальным образом рассуждает о смысле жизни. Наиболее типичные реальные ситуации, порождающие такой самоанализ — это важные годовщины и значительные успехи, болезненные провалы, споры и т. п. Обнаружить себя в ситуации, сходной с "лодкой жизни" маловероятно. Она была предложена в качестве метафорической ситуации не в силу своей обычности, а потому что в ней хорошо прорисовывается тема.

Мы утверждаем, что ситуационные техники различаются в зависимости от способа своего создания, будь то конкретизация сравнений или конкретизация метафор. Далее, мы утверждаем, что эти аспекты представляют собой фундаментальные атрибуты построения терапевтических тем в контексте клинических ролевых игр.

Третье измерение парадигмы, показанной на рис. 7.1, представлено двумя концентрическими окружностями. Это измерение относится к составу участников. Ситуационные техники были созданы для пользования индивидуальным протагонистом или группой. Внутренний круг парадигмы соответствует техникам, относящимся к индивидуальным клиентам, даже если лечение проводится в присутствии других лиц, будь то члены группы или члены одной семьи. Внешний круг соответствует техникам, относящимся к группе участников.

Рис. 7.1. Базовая парадигма для ситуационных техник.

Иногда одна и та же техника может использоваться для работы как с индивидуальным клиентом, так и с группой. Тогда эта техника появляется и во внутреннем, и во внешнем кругах парадигмы.

Чтобы завершить эту тему, отметим, что первые два измерения, отраженные на рис. 7.1 в виде вертикальной и горизонтальной осей, образуют четыре квадранта. Каждый из них является прототипом различных видов ситуационных техник. Прототип — это четко очерченный свод принципов, характеризующих определенный класс ситуационных техник и придающий им уникальный характер. На рис.7.1 эти четыре прототипа, если следовать направлению движения часовой стрелки, обозначены как Iи, II, IIIи, IVи; Iг, IIг, IIIг, IVг. Буквы "и", "г" представляют третье измерение и означают индивидуальное или групповое применение.

Я полагаю, что эти четыре прототипа образуют фундаментальную инфраструктуру классификации ситуационных техник клинических ролевых игр. Я признаю, что предложенное деление — это лишь первый шаг в попытке нахождения обобщающих схем, характеризующих эти техники. Для получения объемной и полной классификационной схемы необходима дальнейшая субкатегоризация техник и новые клинические темы.