Казакевич Г.И.: Психодрама и преподавание литературы: Проблемы и перспективы

Применение элементов психодрамы при изучении литературы в школе, как и само это изучение, имеет два аспекта – образовательный и воспитательный. Образовательный – изучение фактической основы произведений, биографии писателей, элементов литературоведения и т.д. Воспитательный – оказание помощи в познании себя и своего места в мире. И именно здесь применение элементов психодрамы может сыграть свою роль.

Построение игры может вестись по двум различным принципам:       

1) инсценировка произведения с распределением ролей, но не с заучиванием текста, а с импровизацией по смыслу происходящего;

2) использование произведения в качестве отправного пункта для построения сюжета игры, выбора персонажей и т. д.

Во втором варианте есть свои преимущества: возможность спонтанности, построение сценария по ходу действия, самостоятельный выбор и смена ролей и т. д. Но надо постараться, чтобы это не обернулось другой стороной. Ведь произведение пишет автор и, по-видимому, хороший, иначе бы его не изучали – и создать что-либо подобное по уровню в процессе игры вряд ли удастся. Есть вероятность, что получится комикс или – наиболее вероятно, с учетом возраста играющих – что-нибудь вроде перестрелки или чего-либо подобного, причем, как показывает опыт, детям нужна помощь взрослых, чтобы сорганизоваться и вывести игру за рамки примитивного сюжета. Взрослые ассистенты структурируют игру, создавая  некоторую сложность и подобие сюжета, а также вводят в существующие объективно временные рамки (продолжительность занятия). Сами дети пытаются это делать на следующих этапах игры  – этапах анализа и рефлексии, когда они говорят о своих впечатлениях, а потом сами пишут литературные произведения по мотивам игры.

Но здесь тоже возникает серьезная проблема. В процессе игры многие ученики проявляют явную склонность к агрессии, к превращению игры в потасовку, перестрелку, войну – а при анализе говорят, что основными для них оказались дружба, единство и т. п. Почему же они так говорят? Искренне или, быть может (тоже искренне! - не сознавая самообмана), соблюдая “правила приличия”, принятые во взрослом мире, где неприлично выдавать любовь к насилию за добродетель, а в скрытом виде именно она-то и культивируется.

Может быть, имеет смысл ввести еще один уровень рефлексии, задавая детям вопрос о том, почему их поведение в игре не соответствует тому, что для них оказывается важным в ее итоге? Может быть, этот вопрос следует задавать не для немедленного ответа, а для самостоятельного размышления. Здесь следует еще учесть, что подобный самоанализ может привести к уменьшению спонтанности в последующих играх, стремлению вести себя, “как от меня требуют”. Поэтому если подобный анализ следует проводить, то осторожно – давая детям возможность понять себя, но не заставляя их фальшивить.

Мы подходим к важному свойству применения импровизационной игры на уроках литературы: ее участники по-настоящему играют, а не сознательно учатся в игре, что не создает внутреннего сопротивления. Еще одна особенность – в том, что игровая группа состоит не из посторонних  людей, а из совместно обучающихся. А главное – это достаточно долгая, многолетняя работа, что позволяет построить план занятий на длительный период и согласовать их с уроками литературы, которые ведет тот же учитель и на которых он может понять эффективность данных игровых методик.  Ведь это именно уроки литературы, где можно понять не только знание произведения учащимся, но и его отношение к образам и идеям этого произведения. И здесь, возможно, к спонтанной игре следует добавить и элементы игры с распределением ролей и не упрощенным участниками сюжетом произведения. Причем в распределении ролей должно проявиться искусство учителя: если он видит, что участник игры постоянно выбирает однотипные роли, он должен обратить на это внимание – свое, а возможно, в ряде случаев, и ученика и его родителей, а также попытаться давать ему роли другого плана (подчиняющемуся – роль лидера, агрессивному – роль примирителя –  или жертвы! и т. д.). Также надо обучать участников игры пытаться самим, без активного, направляющего участия взрослых строить сюжет и стараться в процессе игры следовать ему.

Возникает вопрос: использовать импровизационную игру для изучения литературы или себя и мира через литературу? Если для второй цели, то, наверное, следует выбирать форму игры такую, где важную роль играет не только действие, но и осмысление: например, в виде бесед в игре. Попробуйте-ка заставить детей говорить о смысле жизни! А в игре, где один будет исполнять роль мыслящего персонажа, а другой – его оппонента (например, в фантастике – человека и инопланетянина!), они развернутся и покажут способность мыслить и формулировать свои мысли. Также этому должен соответствовать и подбор произведений, разыгрываемых в импровизационных играх.  Наряду с приключенческими или фантастическими, выражающими в увлекательной форме некоторые общие идеи, должны быть реалистические произведения (соответствующие возрасту), позволяющие ученику в игровой форме осознать и прочувствовать с разных точек зрения реальные жизненные ситуации, которые тем или иным образом могут иметь отношение к его жизни или к тому, что его в данный момент в данном возрасте волнует.

И.Л. Масандилова: Следует подчеркнуть, что ассистенты были в той или иной степени вовлечены в игру, что могло внести элемент субъективности в их реакцию.

В одной из игр ассистировали студенты-филологи Ю.А. Григорьева и А.Н. Моторо, которые также высказали свои впечатления:

Я получила огромное удовольствие от ощущения духовного родства с детьми, осознания их отношения к жизни, способам решения “взрослых” проблем. Спонтанность, ум и смекалка детей поразили меня. Ребята вынесли из игры дружбу, взаимопонимание, мир, радость, а также незабываемое удовольствие быть активным участником игры и почувствовать себя значимым в решении многих вопросов. (Ю.А. Григорьева)

Очень хорошо, когда нужный материал преподается школьникам в столь ненавязчивой форме. Стоит отметить, что контроль со стороны взрослых во время проведения игры необходим, но действовать нужно осторожно и деликатно. Помогая в проведении игры-импровизации, я понял, что это правильный, интересный и надежный способ увлечь ребят прекрасным миром литературы. (А.Н. Моторо)

Надо отметить, что большинство ассистентов обратили внимание на ряд важных проблем, возникающих в ходе игры: выражающаяся спонтанно агрессия, которую необходимо контролировать; сложности в развитии сюжета; открытость к общению и выбор при обсуждении мирных вариантов завершения игры и др. Эти проблемы ими подробно освещены, а также высказаны некоторые предложения.

Заметим, что все предложения весьма интересны, но осуществить некоторые из них не представляется возможным. Важным аспектом в нашей работе является то, что психотерапией мы категорически не пытаемся заниматься. Если же в процессе игры возникает какой-то психодиагностический или терапевтический эффект, то этот результат является дополнительным и при необходимости может быть поводом для консультации с психологом.  Нами применяются элементы “мореновских игр”, но необходимо подчеркнуть, что мы крайне осторожны в их применении и соблюдаем правила психологической безопасности. Психо- или социодраму как таковую мы не проводим: этим может заниматься только специально обученный психолог – высококвалифицированный!

Мы же в своей работе занимаемся преподаванием литературы, применяя элементы театра спонтанности Я.Л. Морено и пытаясь, наряду с образовательными, решать воспитательные задачи и развивать в детях способность к адекватному спонтанному общению.