Сообщение об ошибке

  • User warning: The following module is missing from the file system: file_entity. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).
  • User warning: The following module is missing from the file system: metatag. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).

IV. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ С ПОМОЩЬЮ СОЦИОМЕТРИИ И ПСИХОДРАМЫ СУЩЕСТВУЮЩЕГО СООБЩЕСТВА В ТЕРАПЕВТИЧЕСКОЕ

Групповая психотерапия — это метод, предохраняющий и стиму­лирующий механизмы саморегуля­ции естественной группы за счет использования одного человека в ка­честве терапевтического агента для другого (85).
Я.Л. Морено

Подлинный смысл социометрии и психодрамы состо­ит в использовании их как единого метода групповой психотерапии. Нарушения социоэмоциональной органи­зации группы, а также психического самочувствия и по­ведения отдельных членов группы трактуются с точки зрения их взаимной обусловленности (взаимозависимо­сти). Примером этой комбинированной формы социотерапии и психотерапии служит классический эксперимент по  преобразованию существующего сообщества в тера­певтическое, проведенный Морено в начале 30-х годов в государственной учебно-воспитательной колонии для де­вочек города Хадсона, штат Нью-Йорк, и описанный в его труде «Who Shall Survive?».

В учебно-воспитательной колонии города Хадсона на­ходилось около пятисот девушек с делинквентным пове­дением из неблагополучных семей. В колонии им долж­ны были быть созданы условия для приобретения навы­ков социального поведения, для получения школьного образования, а также предпосылки для самостоятельной профессиональной деятельности. Для достижения этой цели администрация использовала всевозможные средст­ва. Девушки были размещены в шестнадцати небольших благоустроенных домах, за порядком в которых следили психологически обученные экономки. В колонии име­лись школа, мастерские, были созданы благоприятные возможности для занятий спортом и развлечений. И тем не менее отношения в колонии и результаты пребывания там девушек оставляли желать лучшего.

Проблемы заключались в напряженных отношениях между девушками и руководством школы, групповой вражде между домами и внутри них, низком уровне ус­певаемости и в постоянных попытках сбежать из испра­вительного дома.

Для изучения и устранения причин этих затруднений в качестве врача-консультанта в Хадсон был приглашен Морено. Там он провел со своей командой первый гран­диозный по замыслу эксперимент по преобразованию су­ществующего сообщества в терапевтическое. Исходной посылкой проекта была гипотеза, что исходящие извне мероприятия не смогут оказать действенной помощи на­рушенной группе в целом, равно как и отдельным ее членам до тех пор, пока не будут высвобождены целительные силы, потенциально имеющиеся в любой груп­пировке людей. Это означало, что находящиеся под на­пряжением, или инкогерентные, группы было необходи­мо целенаправленно трансформировать в сообщества, ко­торые благодаря здоровым эмоциональным связям, вза­имному признанию и общим задачам их членов могли бы достичь внутренней сплоченности. Исходя из этого, у всех девушек, относящихся к группам из одного дома, нужно было вначале создать мотивацию и пробудить же­лание своими силами изменить неудовлетворительное положение вещей. После того как обитательницы отдель­ных домов обсудили в групповых беседах с представите­лями команды Морено неурядицы в Хадсоне и проявили интерес к попытке их устранения, можно было присту­пать к социотерапевтическим мероприятиям.

В качестве первого удачного эксперимента подобного рода хадсонский проект должен был в дальнейшем по­служить прототипом для создания других терапевтиче­ских сообществ с помощью социометрии и психодрамы. Этим экспериментом Морено первым осуществил на практике концепцию подобного терапевтического сооб­щества и стал пионером направления, оказавшего реша­ющее влияние на современную социальную психиатрию.

Социометрическое и психодраматическое образование терапевтического сообщества имеет диагностический и терапевтический разделы. Диагностическая часть состоит в собирании данных с помощью многочисленных социометрических меропри­ятий, среди которых обязательны следующие:

1) социометрический тест,

2) социограмма,

3) социометрическое интервью,

4) психодраматический диагноз.

Терапевтическая часть включает:

1) психодраму и ролевую игру,

2) повторение социометрического теста, социограммы и    интервью,

3) преобразование существующего сообщества по социо­метрическим показаниям.

В хадсонском проекте в процессе социометрического тестирования каждая девушка имела возможность вы­брать или отвергнуть до пяти других девушек. В интере­сах самих испытуемых стимулировались спонтанные вы­боры. Тестовые карточки собирались, и после этого чер­тилась социограмма каждой группы. Отдельные социо­граммы оценивались в первую очередь с точки зрения групповой терапии.

Определялась степень сплоченности каждой из групп обитательниц одного дома, то есть выясняли, на кого при­ходилось большинство выборов в соответствующей груп­пе — на своих соседей по дому или на девушек из других домов, другими словами, являлась ли группа интро- или экстравертированной. Важным было также исследование того, сколь велика была угроза разрыва интровертированных групп из-за высокой внутренней агрессии. При­знаком этого обычно является большое число отвержений внутри группы. Мы не имеем возможности вдаваться здесь в детали тщательно проведенных социометрических анализов, но все же заметим, что досконально исследова­лась также и социометрическая позиция каждого отдель­ного члена группы, которая учитывалась с точки зрения ее значения и для индивида, и для группы в целом. Осо­бое внимание было уделено часто выбиравшимся фигурам лидеров, так называемым «звездам притяжения», а также часто  отвергавшимся  индивидам,   или так называемым «звездам отталкивания», и обособленным членам группы. К двум этим последним типам относятся в целом болез­ненные, нередко даже психически нездоровые люди, ко­торые нуждаются в особом обращении.  Социометриче­ские лидеры, напротив, оказывают большое влияние на тех, кто их выбирает. В Хадсоне, например, негативная установка воспитанниц к целям исправительной колонии задавалась   «позитивными звездами».

  Социограмма на­глядно отражает такие болевые точки и очаги болезни в социоэмоциональной структуре, но она не способна дать информацию об их причинах. Поэтому за анализом социограммы   следует  социометрическое   интервью,   кото­рое социотерапевт проводит с глазу на глаз с каждым чле­ном группы. В этом интервью девушки из Хадсона объяс­няли причины своих социометрических выборов и отвер­жений. Так, в случае одного полностью отвергнутого чле­на группы его неблагоприятная социометрическая пози­ция оказалась последствием стычки, которая при поступ­лении этой девушки в колонию произошла у нее с задаю­щей тон звездой группы. Сложившееся о ней мнение со­циометрического лидера группы было затем без раздумий перенято другими обитательницами дома. И они уже не позволили робкому новичку проявить себя в лучшем ви­де. В следующей группе интервью выявило иные причи­ны резкого отвержения одного из ее членов. Девушка бы­ла настолько больна, что воспринималась группой как обуза. Третья девушка была отвергнута потому, что отно­силась к иной социальной группе, чем ее соседи по дому, и казалась им смешной из-за строгого соблюдения религи­озных правил.   Если среди отвергнутых членов группы речь шла о застенчивых, с латентными психотическими расстройствами людях, то из-за полного их отвержения нечего было и рассчитывать на их интеграцию в группу; скорее наоборот, нужно было быть готовым к их попыт­кам побега или к психотическим шубам.

Приведенные примеры свидетельствуют, что социометрический статус человека следует понимать не как суждение о его ценно­сти, но, пожалуй, как важную информацию о значении его социометрической позиции в группе и о значении группы для его социометрической позиции.

После  того  как   Морено  исследовал  социометриче­скую структуру каждой группы и выявил особо опасных и подвергающихся опасности ее членов, как нечетко обоснованные в интервью, так и кажущиеся вескими для окончательного диагноза констелляции были исследова­ны еще и в психодраме. Психодраматическое выяснение имеет не только диагностическое значение, оно содержит уже и терапевтические элементы. Так, например, разыг­рывание сцены стычки между вновь поступившей девуш­кой и звездой группы впервые указало присутствовавше­му терапевту и членам группы путь к пониманию того, что происходит в данной группе. Благодаря же психо­драматическому обмену ролями между звездой и но­венькой отвергнутой девушке — в роли звезды — оно дало представление о беззлобных самодержавных за­машках той, а звезде — в роли робкого новичка — чув­ство забитости этой. Проведенные в диагностических це­лях психодрамы содержат также и элементы терапии, благодаря которым, как правило, быстро разъясняются давние недоразумения и спонтанно изменяется структура группы. Они могут также стать отправной точкой для последующей психодраматической терапии в рамках су­ществующей группы и без того уже обремененного про­блемами и/или фрустрированного данной группой ее члена. В случае с девушкой, воспринимавшейся в группе как обуза, терапевт перед собравшейся группой спросил ее, не бывало ли с нею и раньше так, чтобы она чувство­вала себя такой же отверженной и несчастной, как в Хадсоне. Последовал ответ: «Собственно говоря, так бы­ло всегда!» Тогда он попросил девушку припомнить ка­кое-нибудь событие, когда ощущение отверженности бы­ло особенно сильным. Та в ответ рассказала — сначала словами, а затем и проиграв это в психодраме, — как не­сколько лет назад у себя дома в наказание за какую-то незначительную провинность ей не позволили на Рожде­ство участвовать в праздничном ужине, а вслед за этим исключили за некрасивую внешность из игры с сестрами и их подругами. При обмене ролями разочарование, гнев, стыд и растерянность отвергнутого ребенка пере­живались членами группы почти так же интенсивно, как и отвергнутой девушкой при разыгрывании той ситуа­ции. Остальные соседи по дому смотрели на нее с по­длинным участием. Благодаря этому сопереживанию по­сле психодрамы впервые наблюдалась определенная солидарность между членами группы и отвергавшейся ими до игры, находящейся в опасном психическом состоянии девушкой, что позволило ей остаться в данной группе.

Если бы, наоборот, члены группы еще больше утвер­дились в своей позиции отвержения, то для социотерапевта это было бы решающим показанием для того, что­бы переселить отверженного члена группы в другой дом. Возможно, он ввел бы девушку в другие группы посред­ством целенаправленной ролевой игры, в которой дал бы ей сыграть поднимающие настроение или иные позитив­ные роли. Наконец, можно было бы распорядиться о пе­ремещении девушки, ранее имевшей только опыт отвер­жения, в те группы, социометрическая организация ко­торых казалась наиболее перспективной для отвержен­ного, уже давно страдающего от негативного социодинамического эффекта подростка.

В процессе психодраматической диагностики собст­венно диагностическая часть социотерапевтического ме­тода Морено плавно переходит в его терапевтическую часть, цель которой состоит в том, чтобы задействовать терапевтические механизмы саморегуляции естественных группировок и как можно меньше заниматься терапией группы и ее индивидов снаружи. Терапевтическая часть включает в себя психодраматическую терапию и пере­группировку на основании социометрических и психо­драматических показаний - то есть в соответствии с тенденциями группирования — определенных индиви­дов в группы или группы в целом. Если, например, в Хадсоне проблема затрагивала целиком всю групп}' или ее основной конфликт заключался в напряженных отно­шениях между девушками из конкретного дома и эко­номкой, приставленной к ним администрацией колонии без социометрических показаний, то психодрама прово­дилась вначале в форме, центрированной на группе в це­лом. (Эта форма психодрамы еще будет обсуждаться на­ми в дальнейшем.) Кроме того, во всех группах хадсонского коллектива Морено и его сотрудники работали уже описанным способом с использованием центрирован­ной на индивиде (на протагонисте) психодрамы. Эффект от психодраматической работы оценивался по прошест­вии нескольких недель путем повторного социометриче­ского исследования. Если социометрические позиции индивидов, которым грозила опасность, улучшались, а ор­ганизация глубинных структур групп становилась гармо­ничной, то необходимости в дальнейших социометриче­ских мероприятиях уже больше не было. Более здоро­вый социоэмоциональный климат в группе обычно спо­собствовал и улучшению самочувствия. Даже программа школьного обучения в такой группе уже не была обрече­на на провал.

Если же оказывалось, что даже после длительной психодраматической терапии социометрическая позиция той или иной девушки оставалась неблагоприятной или групповая структура по-прежнему инкогерентной и экстравертированной, то производились перегруппировки в соответствии с социометрическими показаниями. Напри­мер, девушка, неизменно отвергавшаяся в одной группе, переводилась в другую, где хотя бы раз она была выбра­на по критерию совместной жизни, а в психодраме обна­руживалось, что этот выбор имеет шансы быть постоян­ным. Подобные перемещения основывались на предполо­жении, что постоянное обращение девушек группы к до сих пор отвергавшейся, но теперь выбранной ими девуш­ке имеет терапевтическое значение. Сложнее была пере­группировка разрозненных по своей глубинной структу­ре экстравертированных групп, в которых, несмотря на все прежние меры, так и не удалось достичь внутренней сплоченности. Вначале оценивались — как с точки зре­ния групповой динамики, так и в психодинамическом от­ношении — социометрические поперечные связи членов этих разрозненных групп с членами других групп. Затем для формирования новых групп привлекались другие группы, также с низкой сплоченностью и связями. Окон­чательной перегруппировке предшествовали психодрама­тические игры, которые проводились совместно с члена­ми двух или трех предназначенных для преобразования групп.

Если подобные перегруппировки осуществляются на основании четких социометрических и психодраматиче­ских показаний, то они способствуют высвобождению имманентно присущих группе благотворных и целитель­ных сил, без которых процесс социального обучения лю­дей попросту невозможен. Возникшее подобным образом сообщество оказывается терапевтическим сообществом в самом глубоком смысле этого слова, а содействующая ему групповая психотерапия Морено — «методом, пре­дохраняющим и стимулирующим механизмы саморегу­ляции естественной группы за счет использования одно­го человека в качестве терапевтического агента для дру­гого» (85).

Мы привели и прокомментировали пример использо­вания психодрамы, иллюстрирующий социометрическую основу психодрамы и возможности социотерапевтической диагностики, а также ее теоретико-антропологиче­ские и практические аспекты.