Сообщение об ошибке

  • User warning: The following module is missing from the file system: file_entity. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).
  • User warning: The following module is missing from the file system: metatag. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).

I. ВВЕДЕНИЕ В ГРУППОВУЮ ПСИХОТЕРАПИЮ Я.Л. МОРЕНО

Подлинно терапевтические ме­роприятия должны быть направле­ны на человечество в целом 
Я.Л. Морено

Терапевтические устремления Я.Л. Морено со вре­мен первой мировой войны относятся к человечеству в целом. Уже в своих ранних трудах он отстаивает мнение, что самочувствие индивида, равно как и здо­ровье всех людей, все больше будет определяться в будущем судьбой человечества, а судьба человечества все больше будет зависеть от креативных и деструк­тивных интеракций отдельных людей в группах и различных групп между собой. Учитывая посредни­ческую роль групп, занимающих промежуточное по­ложение между индивидом и человечеством, в начале 30-х годов Морено выдвинул требование о необходи­мости развития групповой терапии. При этом он по­нимает под группой конкретную, реальную часть че­ловечества.   Морено констатирует:

 «Человечество — это социальное и органическое единство. Наука о человечестве должна начинаться с различения человечества и человеческих сооб­ществ.   Человечество включает в себя все когда-либо существовавшие человеческие сообщества; но только в последнее время оно стало осознаваться нами как самостоятельная система, как историче­ски сложившийся и доступный для понимания факт»  (91).
«Человечество в целом развивается по определенным законам»  (там же).

Истинная групповая терапия предполагает поэтому познание этих законов путем социометрического иссле­дования глубинных социоэмоциональных структур групп. Она вскрывает не зависящие от формальных по­верхностных структур социального агрегата — напри­мер, группы работников предприятия — эмоциональ­ные связи индивидов и отчетливо показывает, что от­дельные члены социального агрегата как в своем инди­видуальном развитии, так и в актуальном психическом состоянии испытывают на себе влияние этих эмоцио­нальных структур. С другой стороны, социометриче­ские исследования многочисленных групп выявили за­висимость сплоченности, креативности и самого суще­ствования социального агрегата от входящих в него ин­дивидов, их межчеловеческих отношений и интеракций, которые в свою очередь раскрываются в психодраме. Поэтому терапевтический метод Морено замыслен в ви­де триадической системы, включающей в себя группо­вую психотерапию, социометрию и психодраму. Инди­вид и общество исследуются, рассматриваются и под­вергаются, терапии под углом зрения этой триадической системы в их двустороннем взаимодействии, причем не только терапевтом, но и сами по себе.

Групповая психотерапия Морено представляет собой метод, основанный на действии, цель которого состоит в активизации и самоактивизации у отдельного члена группы чувства ответственности за себя как индивида и за группу как целое. В рамках этого метода ответст­венность рассматривается не просто как вопрос знания, а как призыв к действию. По этой причине групповая психотерапия активно вмешивается в закостенелые структуры и пытается пробудить у оказавшихся в их плену людей стремление к спонтанности и новой креа­тивности. Таким образом, целью групповой терапии Морено является  креативная революция.   Морено  пишет: «Завоевания XIX и XX веков должны быть до­полнены: если занятие бессознательным в XIX веке привело к появлению психоанализа и глубинной психо­логии, то задача подходящего к концу XX века состо­ит в том, чтобы привлечь внимание к вершинам кре­ативных возможностей человека, без развития кото­рых дальнейшее существование человека оказывается под вопросом» (91).

Это было сказано в то время, когда из-за распрост­ранения психоанализа в его первоначальной форме,  с одной стороны, и марксизма, с другой, между индиви­дом и массами  образовалась казавшаяся  едва ли пре­одолимой  пропасть.   Первым представив на суд обще­ственности предложение о развитии групповой психоте­рапии — в то время для находящихся в лагере бежен­цев — и начав с 1932 года целенаправленно заниматься групповой   психотерапией   с   психическими   больными, Морено стал таким образом пионером в этой области. По поводу мореновской социометрии французский со­циолог Ж. Лапассад пишет следующее: «Социометри­ческая рево-люция — это не просто революция в малых группах и посредством малых групп,  это прежде всего социальное преобразование.  Это постоянная революция внутри революции социальной.   Она выражает стремле­ние людей избавиться от бюрократических обществ.  А это значит, что ей присущ социальный размах, приво­дящий к кардинальным преобразованиям, ниспроверга­ющий  старые структуры и  способствующий  обретению вновь социальными группами своей творческой сущно­сти. Именно поэтому социометрия является  техникой социального преобразования»   (63).

Любой поступок (действие) является выражением индивида, исполняющего ту или иную роль. Этот факт побудил реалиста Морено к разработке теории ролей и к следующему высказыванию относительно «Я»: «Не­посредственно осязаемыми аспектами того, что назы­вается «Я», являются роли, в которых оно действу­ет» (96). В своих ролях человек вступает в отношения с другими людьми и миром, самоактуализируется и ме­няет мир. Действуя в ролях, он формирует и изменяет условия, отчасти определяющие и оказывающие влия­ние на его сущность и поступки.   Заслуга Морено состоит в том, что уже в начале нашего столетия он сумел понять огромное значение этой жизненной взаимосвязи между индивидом и группой как для индивидуального развития человека, так и для развития социального аг­регата. В том же году на общем годовом собрании Аме­риканской психиатрической ассоциации он обнародовал принципы групповой психотерапии, дополненные затем новыми научными фактами, которые были им установ­лены:

1. Фундаментальный принцип групповой психотера­пии состоит в том, что каждый индивид — а не только терапевт — может воздействовать на дру­гого индивида в качестве терапевтического агента, любая группа — в качестве терапевтического аген­та на другую группу (85).

2. «Групповая психотерапия является  психотерапев­тическим методом, стремящимся к наиболее оп­тимальной   группировке   членов. Этот метод со­действует, если это необходимо,   перегруппировке членов, приводя в соответствие констелляцию группы со спонтанными мотивами и симпатиями ее членов» (85).

3. «Групповая психотерапия — это терапия не только отдельного индивида, оказавшегося из-за трудно­стей адаптации и интеграции в центре внимания, но и всей группы и всех индивидов, которые с ним связаны»   (86).

4.   «Целью групповой психотерапии является: а) содей­ствие интеграции индивида в противовес неконтро­лируемым силам,  которые его окружают: это до­стигается благодаря изучению индивидом — напри­мер, с помощью социометрического анализа — этого непосредственного окружения; б) содействие интег­рации группы. Такое сближение сторон — индивида и группы — способствует их взаимной интеграции. Основополагающим правилом является «спонтанная и свободная интеракция» между пациентами, а также между пациентами и терапевтами» (86).

Однако терапевтические  представления  Морено  от­нюдь   не    ограничиваются   лишь   индивидами   малых групп. С момента появления в 1933 году его классиче­ского труда по социометрии «Who shall survive?» (не­мецкое издание: «Основы социометрии», 1954 и 1967, Западногерманское издательство Кёльн/Опладен) они относились уже «ко всему человечеству и к путям пе­реустройства общества». Таким образом, его устремле­ния всегда носили общественный характер, что в пер­вой половине и еще в середине нашего века давало по­вод иным критикам снисходительно посмеиваться над Морено как над запоздалым или плохо интегрирован­ным в современность пророком. Однако насколько точ­но уже тогда Морено предвосхитил потребности нашего времени, доказывает помимо прочего так называемое «новое самопонимание» клиентов психотерапии, о ко­тором психоаналитик Х.Э. Рихтер (114) в своей книге «Группа» пишет: «Они (пациенты) осознают себя прежде всего членами социальной общности, а потому связывают свой психический недуг непосредственно со структурой и динамикой этой социальной общности. ...Естественно, это новое самопонимание существенно меняет и представления о лечебных возможностях». Примечательно то, что упомянутое новое самопонима­ние и новые ожидания от лечения выражаются моло­дыми людьми — как правило, не знакомыми со сфор­мулированными Морено принципами социометрически обоснованной групповой психотерапии — спонтанно. Изменившиеся представления о лечебных возможностях характеризуют мореновское мышление и творчество второго десятилетия XX столетия. Впервые они обнаружились в его рассуждениях о «встрече», спонтанности и роли человека в созидательном процессе развития космоса. \Употребляемое Морено слово «Begegnung» переводится как «встреча». Однако в немецком языке оно имеет более широкий смысл, подразумевая собой встречу как таковую, борьбу, соприкосновение и противоборство мнений, обращение, отношение и т.д.   —  Прим.  перев.\  В дальнейшем эти представления стали при­чиной начавшейся уже тогда полемики Морено с пред­ставлениями о терапии, присущими психоанализу. Ос­новная критика Морено касалась «психоаналитической ситуации»,   которая,  по его словам,   «такова,   что допускает анализ, но исключает действие... Пациент пассивно располагался на кушетке, аналитик садился позади него, чтобы его не видеть и избежать интер­акции... Ситуация была герметически закрытой... Вполне логично, что вашей проблемой стало изгнание жизни из врачебного кабинета и «бой с тенью» вместо терапевтического процесса» (96). Поэтому Морено ви­дел задачу в создании «антитезы психоанализу», то есть в разработке более жизненной, более приближен­ной к реальности терапевтической теории и практики.