Сообщение об ошибке

  • User warning: The following module is missing from the file system: file_entity. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).
  • User warning: The following module is missing from the file system: metatag. For information about how to fix this, see the documentation page. in _drupal_trigger_error_with_delayed_logging() (line 1138 of /var/www/romek/data/www/psychodrama.ru/includes/bootstrap.inc).

Фаза разогрева, или Warm(ing)-up

Участники группы и ведущий психодрамы являются в назначенное время в комнату для занятий психодрамой и усаживаются на стульях, расставленных полукругом на психодраматической сцене. Стулья или кресла не должны быть ни слишком удобными, ни слишком неудобными. Они должны давать возможность членам группы свобод­но наблюдать за игрой, сопереживать и не оставаться при этом пассивными, что препятствовало бы их вмешательст­ву в психодраму в форме спонтанного дублирования. В начале психодраматического занятия участники группы, как правило, еще не активны. Иногда они упорно молчат, выказывая тем самым свое сопротивление терапии. Поэ­тому членов группы следует прежде всего побудить к сце­ническому изображению своих проблем, желаний и фан­тазий и разогреть для психодраматического действия. Эта задача вменяется в обязанность ведущему психодрамы.

Сначала он сидит в кругу группы и пытается завязать беседу или включается в разговоры участников группы, постепенно стимулируя их к этому. Как бы ни были моти­вированы члены группы тяжестью своего недуга или интересом к психодраматическому познанию себя и другого, все-таки на каждом занятии группу и протагониста нужно заново побуждать к действию на сцене. Для этой цели ве­дущий психодрамы может воспользоваться как молчани­ем группы, так и ее оживленной беседой. Он останавлива­ется на беспорядочно сменяющихся темах и ассоциациях членов группы или с помощью специальных разогреваю­щих техник побуждает их описать свои имеющиеся в на­стоящий момент представления или проекции.  Иногда, чтобы войти в психодраму, психодрамотерапевт применя­ет также социометрические или спектрометрические тех­ники.   Если  отдельные  члены  по-прежнему  молчащей группы имеют особенно удрученный вид, он может, на­пример, обратиться к ним по поводу их стесненности. Ес­ли речь не идет о первой встрече психодраматической группы, то любой сознающий свою ответственность веду­щий психодрамы в начале нового занятия справится как о самочувствии, так и о переживаниях протагониста и уча­стников группы в промежуток времени после последнего психодраматического занятия. Обычно предыдущий про­тагонист и члены группы охотно сообщают о своих пере­живаниях и реакциях в связи с прошедшей психодрамой. Зачастую их сообщения способствуют быстрому разогре­ву группы и следующего протагониста. Как бы ни проте­кала фаза разогрева, ведущий психодрамы в своем отно­шении к группе как целому и к отдельным ее членам все-таки полагается главным образом на свое вчувствование и интуицию. Именно они в каждый момент определяют его активное поведение. Его социометрическая перцепция, то есть основанное на чувстве восприятие соцпоэмоциональной структуры и динамики группы, а также позиции от­дельного члена группы в психодраматической группе и в его реальной жизни, должна быть настолько живой, на­сколько это возможно. Если отдельные члены группы или группа в целом своих желаний не выявляют, то ведущий психодрамы должен решить, проводить ли в рамках цент­рированной на группе психодрамы терапевтическую ра­боту с ситуацией в группе или в рамках центрированной на протагонисте психодрамы исходить из социометриче­ской позиции или рангового порядка (117, 131) отдельно­го члена группы в психодраматической группе или в его настоящей, прошлой или будущей социальной структуре в реальной жизни.

В продолжающихся психодраматических группах от­ношения отдельных ее участников к ведущему психодра­мы, к другим членам иногда характеризуются переноса­ми, которые чаще всего проявляются в соперничестве за благосклонность руководителя группы или в ощущении ущемленности и соответствующим образом изменяют ди­намику группы. Эти феномены безотлагательно подвер­гаются психодраматической терапии. Нередко они ока­зываются переносами соперничества с братьями или сес­трами в детстве. Благодаря психодраме актуальная ситу­ация становится отправной точкой для глубокой терапев­тической работы с конфликтами. Конкретизация перено­сов в игре способствует быстрому преодолению отноше­ний переноса в психодраматической группе.

У других пациентов, чтобы они сумели справиться в психодраме со своей ситуацией, доставляющей им стра­дания, и своими конфликтами, иногда с помощью тех­ник, усиливающих «Я», нужно сначала восстановить чувство собственного достоинства.

В фазе разогрева ведущему психодрамы, несмотря на возможное сопротивление группы или отдельных ее уча­стников, ни в коем случае нельзя пропустить скрытую го­товность к игре других членов группы. Приступающие к игре протагонисты нередко укрываются за защитными ре­чами. Опыт и тонкое чутье ведущего психодрамы имеют в этот момент решающее значение. Неумение заметить дей­ствительной готовности к игре в первой фазе психодрамы может действовать столь же фрустрирующе, как и любое исходящее от ведущего психодрамы принуждение.

Если в первой половине фазы разогрева выкристал­лизовался протагонист, то ведущий психодрамы должен постараться воспрепятствовать «охлаждению» его жела­ния играть. Однако никогда на протагониста со стороны ведущего или группы не должно оказываться давления. И наоборот, между ведущим психодрамы и протагони­стом надо постоянно углублять контакт. Лучше всего это удается в непосредственной беседе, которую ведут меж­ду собой протагонист и ведущий, прохаживаясь по сце­не. Основанные на вчувствовании вопросы ведущего ра­зогревают   протагониста   к   более   точному   изложению представляемого события. Вербальные и невербальные реакции ведущего психодрамы демонстрируют протаго­нисту, сколь серьезно принимают его самого и его про­блемы. Неподдельный интерес ведущего и сознание того, что его принимают, благотворно сказывается на протаго­нисте. Его готовность рассказать и сыграть возрастает. Как только протагонист более детально рассказывает о событии, ведущий психодрамы прерывает беседу ради игры и побуждает протагониста конкретизировать и изо­бразить данный эпизод на сцене.

Речь не идет здесь о том имеющем негативный статус в других видах терапии спонтанно возникающем поведе­нии, когда, каждый раз приступая к лечению или вступая в новые отношения, пациент бессознательно — вследст­вие невротической навязчивой персеверации — играет в свои «старые игрушки», то истероидным поведением или «послушанием» желая добиться личного расположения терапевта, то упорной пассивностью втягивая его в садо­мазохистские отношения. Напротив, в психодраме речь идет о целенаправленном выражении протагонистом сво­их проблем, желаний и фантазий в совместной игре с чле­нами группы, сознательно выбранными им в качестве но­сителей переноса. Очевидно, что важный с точки зрения успешности психоаналитического процесса невроз пере­носа имеет в психодраме свой эквивалент в фазе игры.