Гордеева Екатерина: Психодрама в городе N

Город N, №16/118 от 2/05/1995

Грета Анна Лейц - доктор медицины, психотерапевт, экс-президент Международного общества групповой психотерапии, директор института психодрамы, социометрии и групповой психотерапии Морено в Германии, ученица и последовательница выдающегося американского психолога. Г-жа Лейц перевела на немецкий язык книги Морено и написала свою книгу "Психодрама: теория и практика. Классическая психодрама Якоба Леви Морено". Силами Института Морено осуществлена подготовка психодраматургов в Ростове-на-Дону, доценты института участвовали в подготовке московских психологов.

Справка N. Якоб Леви Морено (1892-1974) - врач, педагог, поэт, журналист, культуролог, философ, инженер, изобретатель магнитофона. Создатель специфического психотерапевтического метода психодрамы и родоначальник основы социологии - социометрии. Имя Морено стоит в одном ряду с именами Фрейда, Юнга и Роджерса.

Психодрама - особый метод терапии, состоящий в том, что пациент с помощью ведущего и группы воспроизводит в драматическом действии значимые события своей жизни, разыгрывает сцены, имеющие отношение к его собственным проблемам.

Приезд г-жи Лейц (май 1995) был связан с обсуждением возможности считать членов ростовской психодраматической группы, работавшей к этому времени уже год самостоятельно, студентами Института Морено. Забегая вперед скажем, что г-жа Лейц нашла возможным принять ростовчан в свой институт. В ближайшее время они получат документы, подтверждающие факт их зачисления в Институт психодрамы, социометрии и групповой терапии Морено.

Пользуясь уникальным случаем негромкого приезда в Ростов столь знаменитой особы, корреспондент N взял у г-жи Лейц (все время торопящейся и повторяющей: "нужно работать, работать, работать, еще столько дел") эксклюзивное интервью.

N: - Не кажется ли вам, что примерно с начала двадцатого века философия перестала существовать в чистом виде, а тесно переплелась с психологией?

Г.Л. - Это очень интересный и важный вопрос. На мой взгляд, психология обязана своим появлением философии. Но теперь, когда и та, и другая наука достаточно развиты, разделить их по содержанию практически невозможно, хотя они и имеют разные цели.

N: - Можно ли назвать психодраму Морено интернациональной? Если представить, что филиал вашего института откроется в России, какие изменения вы привнесете в методику обучения психодраме?

Г.Л.: - Морено - основатель единственной в своем роде международной ассоциации, которая объединяет специалистов в области групповой психотерапии. Морено объездил множество стран, да и я была почти на всех континентах. Везде метод психодрамы остается неизменным, появляются лишь нюансы, связанные с особенностями той или иной страны, меняются тренинговые программы.

Честно говоря, я слишком плохо знаю Россию для того, чтобы определить, какие изменения в программе обучения будут связаны с этой страной.

N: - Как сложились ваши отношения с Якобом Морено?

Г.Л.: - Я познакомилась с Морено молоденькой девочкой. Тогда.я интересовалась не столько психологией, сколько практической медициной вообще. Прежде чем заняться психодрамой, я провела рядом с Морено год, в течение которого мы работали над переводом его книги на немецкий. Именно в это время я имела возможность бывать в его частной клинике для душевнобольных. Тогда у меня еще не было знаний, достаточных для того, чтобы сравнивать. Поэтому когда я наблюдала за Морено, его метод казался мне единственно возможным, чрезвычайно интересным и естественным. Надо сказать, что и сам Морено называл свой метод естественным.

Сама же идея групповой психотерапии восходит к двадцатым годам, когда 25-летний Морено работал в лагере беженцев в Миттендорфе, недалеко от Вены (позже Морено эмигрировал в Америку). В 1932 году Морено обратился в Американскую ассоциацию психотерапевтов с предложением создать секцию групповой терапии, где бы занимались лечением людей с психическими расстройствами, в том числе преступников. Кстати, Морено был одним из первых, кто увидел в преступниках психически больных людей. В 1961 году было создано Международное общество групповой терапии, а в 1973 году - признано официально. Мне посчастливилось быть президентом общества с 1986 по 1989 год.

N: - Не кажется ли вам, что поворот в сторону психодрамы означает уход психологии от ориентации на индивидуума?

Г.Л: - В этом заключена своеобразная диалектика. Дело в том, что индивидуальность лучше всего раскрывается в группах. Это замечал каждый, не правда ли? В психодраме происходит спонтанный (не заготовленный, не продуманный заранее) спектакль, в котором каждый разыгрывает свою жизненную роль. Вы показываете, вы действуете, ваши проблемы обнажаются, и мы все вместе пытаемся их решить. Психоаналитики же, работающие непосредственно с пациентом, проблему выявляют, но не решают, даже не указывают на методы ее решения. Общение психоаналитика с пациентом, лежащим на кушетке, не может принести никаких результатов. Более того, оно жестоко.

N: - Можно ли утверждать, что будущее мировой социологии и психологии - в психодраме?

Г.Л.: - Мне кажется, да. Ведь психодрама помогает решить не только индивидуальные, но и коллективные проблемы, с которыми постоянно сталкивается общество. Сам Морено, шокируя последователей традиционной психотерапии, говорил: "Объект моего терапевтического исследования - человечество."

Тип материала: